• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Для памяти (список заголовков)
08:41 

Унижение

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
У меня ломка-а-а... Так хочется посмотреть, что же Оля там написала у себя, нет ли там чего-нибудь, обращённого ко мне, но я стойко держусь уже около 250 часов. За это прекрасное время я успел послушать два новых альбома и четыре дискографии, посмотреть четыре аниме, сходить в театр, четырежды встретиться с друзьями и подругами, сумев преобразовать одну из этих встреч в свидание, нацеловаться вволю, почувствовать себя влюблённым и расстаться. А главное - я куда меньше гружусь. Раньше, стоило мне увидеть у Оли что-нибудь, что я принимал на свой счёт, как я тут же начинал обдумывать, что это и как на это ответить. Сейчас я от этого груза освободился, хотя в принципе перестать думать об Оле, разумеется, не могу.
К слову, есть такой маленький минус, как то, что я лишён теперь источника классных песен. Из Олиного дневника, пока я его тайком смотрел, я узнал о таких потрясных композициях, как Three Days Grace - Wake Up, Элизиум - Солнце, купи мне гитару - это только из последнего. Я бы никогда без неё не оценил всю прелесть песни Эпидемии "Сумеречный Ангел", которая выиграла в моей личной номинации "Песня года".
Ко мне будто магнитом притягивает двинутых (я не матерюсь, я не матерюсь, я не матерюсь) девушек или, если говорить романтично, девушек "с тонкой душевной организацией". Что Оля, бросавшая меня восемь раз через три дня после очередного налаживания отношений, что Маша со своей смертельной болезнью, белками и ролевиками, что Рита с её Майклом Джексоном и Ника со Снейком, а теперь вот Даша, с которой всё было идеально, но через неделю заявившая, что не хочет со мной общаться, потому что что-то там она себе надумала. Одна только Катя - студентка фармацевтики была обычной попсовой девочкой, которую я раскрутил полностью в интернете, включая вирт, но которой, к сожалению, не очень понравился внешне, когда мы встретились в реале, выглядит нормально. И проблема моя заключается в том, что ни Олю, ни Машу, ни Дашу я бы не поменял и на тысячу таких Кать.
Время вышло. Мне был отпущен срок для ловли обладательниц ОБВМ (луркмор детектед) - срок, когда я сам им обладал, и не просто обладал, а считал своим главным достоинством. Это всегда немного страшно - понимать, что время прошло. А тот факт, что хватит уже искать девушек в среде неформалок, мне пришёл именно в такй форме. Просто осознал, что уже поздно. Можно только посожалеть, что реализовал я это время бездарно в плане отношений, за исключением Оли, конечно.
Оля... Я сегодня Олегу сказал такую фразу: "Если бы моя первая любовь не была такой ненормальной, то моя жизнь сложилась бы иначе, и я уверен, что куда счастливее". Нда... Если бы мои первые отношения были бы менее "экзотичными", сколько всего не произошло бы... Я бы никогда не захотел стать психологом и учился бы себе в ФинЭке; никогда не пришёл бы на форум ДДТ и, как следствие, никогда не начал бы лазить по крышам, никогда не познакомился с некоторыми хорошими людьми и особенно с Олегом; никогда не подружился бы так близко с Аней; никогда не съездил бы в Киев и не полюбил белок; никогда не стал бы гением, невротиком и настолько самовлюблённым типом... Интересный список, его можно продолжить, но это первое, что приходит в голову. Ведь я был бы самым обычным человеком, наверное, а дело всё в моём несравненном катОЛЯзаторе.
Настало время вновь что-то в себе менять. Я больше не могу оставаться там где я есть: посередине между неформальной культурой и формальной, потому что в этой ситуации я могу иметь отношения только с теми людьми, которые сами стоят посередине, так как к неформалам отношусь с презрением и такое же отношение к себе получаю со стороны "формалов". Примером человека, также стоящего посередине, может послужить Кира Барсков, у которого я был в гостях в ночь с седьмого на восьмое и с которым хотел бы углубить общение. К неформалам я вернуться не могу, как нельзя войти в одну реку дважды. Моё движение - внешний формализм при сохранении индивидуальности сознания. За образец подобного состояния можно взять Луку, который вообще как-то постепенно стал для меня образцом чуть ли не во всём, хоть и понятия об этом не имеет. Пока я верю, что смогу заработать миллион баксов, а потом послать работу подальше, я не потерян для самого себя.
Так что с Аней мы сегодня обсуждали не только, почему все девушки, с которыми я встречаюсь, сумасшедшие, но и как мне одеваться. Она обещала, что как закончит свой нынешний проект, пойдёт со мной по магазинам, а то сам я стопудово напортачу по полной программе. Но волосы я в любом случае стричь не буду.
С работой я в тупик попал. Мне нужна вполне конкретная работа. Во-первых, это сфера управления и работы с персоналом. Во-вторых, поскольку она нужна мне не ради денег (что даёт мне отличное преимущество - я буду работать даже бесплатно), а на перспективу карьерного роста, то мой выбор ограничен гигантскими корпорациями вроде ГазПрома и Кока-Колы. В-третьих, у меня нет законченного высшего образования, опыта работы и знакомых в такого рода компаниях. И в-четвёртых, в стране кризис. Так что нет ничего удивительного, что я пока ещё не преуспел в поисках. Но и сдаваться я не намерен.
Мне не очень-то нравится, что в вопросе сексуальных отношений у меня сложилась двойная мораль: с одной стороны, Новый Год ясно показал мне, что случайные связи окончательно перестали быть запретными в моей этике, с другой - пока Даша меня не отшила, я не делал никаких поползновений в сторону других девушек, хотя возможности были. Причём с этим было действительно строго: измена рассматривамется как нечто абсолютно недопустимое. Казалось бы, ничего такого уж плохого нет в этом сочетании, но проблема заключается в том, что две эти стороны друг с другом конфликтуют. Я бы даже сказал, что конфликтуют их причины: желание любви и желание секса. Размышления об этом, не нашедшие места в дневнике вовремя, отправились гулять на более глубокие слои моей психики, судя по всему изрядно повлияв на моё решение прекратить искать девушек с тонкой душевной организацией, которой неизменно сопутствует девственность и отсутствие желания с ней расстаться. Я хочу совмещать любовь и секс, тем более, что я вновь убедился, что вполне себе способен подождать удовлетворения либидо, если это сулит мне серьёзные отношения. Эта неделя с Дашей успела принести мне пользу - я вновь понимаю свои приоритеты и вновь могу с улыбкой сказать, что любовь в их списке стоит выше, чем секс.
Осталось только посмотреть, что из всего этого получится. Год только начался, но я уже не имею ничего общего с тем парнем, который сидел за этим монитором месяц назад. Очень важно, что я перестал тыкать людям своей самовлюблённостью и исключительностью (здесь это, разумеется останется, потому что "перестал тыкать" не означает "перестал считать"), за что могу сказать спасибо Олегу. Но главное для меня то, что изменилось моё общение с девушками. На Новый Год я впервые почувствовал, что я в состоянии сам добиться секса.
6ого января у меня случилось настоящее озарение. Когда я расспрашивал нашего с Дашей общего друга Сашку Оршанского про Дашу, меня в его описании особенно приятно задела фраза "За каждый намек она цеплялась дай Бог". В том смысле, что очень дорожит любыми отношениями. Это приятное ощущение вызвало вопрос: а в том ли месте я вообще копаю, ища корни своего невроза? Что, если его причиной стало унижение? С сексом с Олей у нас были, скажем так, напряги, и я посчитал причиной своего невроза неудовлетворённое либидо, но мне даже в голову не пришло, что я испытывал безумное унижение от того, что она меня не хочет. Конечно, в том возрасте я ещё не знал, что у девушек в 16 лет нет такого либидо, как у парней и она чисто физически и не должна меня хотеть особенно, но факт есть факт - это должно было быть унизительно, пусть и на уровне подсозанния. Блин. Я не знаю, насколько верна эта догадка - время покажет - но она кажется мне потрясающей: а что, если мой невроз - компенсация унижения, которое, даже не осознавая того, нанесла мне Оля? Спасибо Олегу за то, что у него кончилось терпение, и он обругал меня на предмет моей самовлюблённости. Ведь это вынужденное, это мой защитный механизм. Один из основных признаков невроза - неадекватная самооценка. То, что моя самооценка завышена, вижу даже я - благо, что устная речь заменена письменной аськой. Очень настойчиво напрашивается вывод о том, что это компенсация, компенсация за унижение. Ведь я хорошо помню, что долгое время самооценка у меня была заниженной. Я всегда списывал это на то, что Оля меня бросила, но разве дело в этом? Точнее, только в этом? Ведь если вдуматься - сколько раз мне приходили в голову мысли, что я Оли недостоин? Нет, проблема заниженной самооценки началась задолго до нашего расставания. Изначально её причиной было то, что я был похож на свинью. Но когда я похудел и стал писаным красавцем, у меня не оправдались связанные с этим событием ожидания. Надо полагать, что проблема возникла уже на начальной стадии наших с Олей отношений, но тогда я не мог обратить на неё внимание - мне довольно быстро стало не до секса, я стал искать любовь. И вновь, словно двигаясь по спирали, моя самооценка, получив всё необходимое для нормализации (признание Оли в любви), столкнулась с тем, что ожидания вновь не оправдались - секс не появился. И одно дело, если бы я вёл себя тихо и не настаивал на нём - тогда сейчас мне бы пришлось размышлять на тему Олиной скромности и того, насколько очевидно было моё желание. Но поскольку я всё давал понять вполне ясно, то и выводы могу сделать соответствующие: это было самое унизительное, что со мной когда-либо случалось, даже если я тогда не воспринял это как унижение. И хотя всё по-прежнему упирается в секс, говорить только о либидо больше нельзя. Поэтому я и не смог в прошлой записи проследить связь между либидо и неврозом, потому что она не существует сама по себе. Унижение и неудовлетворённость идут вместе, взявшись за руки, и мой невроз - продукт их совместной деятельности. С одной стороны - навязчивое состояние, вызванное желанием вернуть Олю, которое, несмотря на то, что я полагаю, что люблю её, продиктовано неудовлетворённым либидо (в чём можно было убеждаться всякий раз, когда мне удавалось завести близкие отношения - в каждой такой ситуации, кроме как с Машей, когда любовь была на расстоянии, мнеудавалось от Оли отвлечься). С другой стороны - завышенная самооценка, которая является компенсацией унижения.
Вот честно, со всем этим ворохом психических проблем мне остаётся только цинично пошутить: "Оль, ну чего тебе стоило меня трахнуть три года назад?" Пошло, грубо, самому неприятно, но суть отражена на 100%.
Очень ценная для меня запись. Понятия не имею, насколько эти рассуждения близки к истине, но я принимаю их в качестве рабочей теории. И последнее, что мне хотелось бы разобрать во всём этом нагромождении мыслей - это моё отношение к Даше.
Что это вообще было? Нет, не с её стороны, но с моей? Ничего подобного раньше не происходило: я чувствовал себя, словно влюбился. Это было лучше, чем с Машей, даже когда я был в Киеве. Та прогулка, превратившаяся в свидание, - это было что-то совершенно невероятное. Я чувствовал себя таким влюблённым и счастливым, каким не был уже давно. Ответа здесь, как мне кажется, два, и к обоим я пришёл за последние две минуты, что вновь подтверждет, что размышления в дневнике для меня более эффективны, чем переваривание в голове. Я думаю, что, во-первых, дело в том, что ситуация полностью соответствовала моим ожиданиям. Наконец-то у меня было романтичное свидание, о котором я всегда мечтал! Первый поцелуй на мосту (получилось забавно: я упорно искал Поцелуев мост, но перепутал Краснофлотский с Красногвардейским, так что поцеловал я Дашу на Могилёвском мосту, когда отчаялся найти нужный), прогулки в снежную лунную ночь по набережным рек и каналов, в арочных переходах и под колоннадой Казанского собора, объятия и поцелуи, лицо в свете фонарей, преисполненное счастьем... Это было то, что я всегда искал, чего мне всегда не хватало, о чём я мечтал. Не хватало только цветов (изначально предполагалась прогулка друзей, а не свидание) и секса для идеала, но я ни разу не посожалел ни о том, ни о другом - настолько было здорово. Даже с Олей у меня не было настолько романтичных свиданий. Ну а во-вторых... А во-вторых, это был удар по моей униженности. Вслед за произошедшим на Новый Год, это событие показало мне, что я не презираем девушками, что меня могут и любить, и хотеть. Так что за первые четыре дня 2010 года я сделал для преодоления своего невроза максимум. Я ударил как по неудовлетворённости своего либидо, так и по причине неадекватной самооценки - унижению. И очень плохо, что Даша от меня ушла, потому что я в руках держал не только ключ к своему выздоровлению, но и зарождавшуюся любовь к своей спасительнице. И то, что я решил поменять имидж, не может не быть следствием этой неудачи. Почувствовав вкус свободы от болезни, я зубами вцепился в знание о том, как мне быть здоровым. Я добьюсь. Обязательно добьюсь.

@музыка: Sting

@настроение: До экзамена 6 часов, а я не спал - большая ошибка

@темы: Я, Любовь, Для памяти

19:53 

Перемены

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
"Я впервые с марта 2008ого поменял лезвие на бритве. У меня впервые за более, чем два года, закончилась пена для бритья. У меня куча угрей на лице и три свежих внушительных пореза. Я побрился.
Длина моей бороды в разглаженном виде была 14 см. Вилась сильно. Возраст - 21 месяц и 8 дней, отращивал с 6ого января 2008 года. Борода приносила мне одни неудачи, особенно в плане личной жизни и работы. Увы, пришло время, когда меня это всё же доконало.
С бородой было хорошо. Надеюсь, что без неё будет ещё лучше. И ещё надеюсь, что лет через 15, уже состоявшимся человеком, вновь смогу гордо носить этот атрибут истинного мужчины. Бороду надо заслужить. А мне, как оказалось, ещё рано.
Это было самое долгое бритьё - у меня ушло более получаса.
В какой-то момент по привычке запустил пальцы в то место, где была борода... Очень непривычно ощущать при этом движении пустоту. Мне больше не сжать её в кулак и не запустить пальцы. Мне будет её действительно очень не хватать, и я ещё не раз и не два пожалею о том, что я сделал сегодня. Но так было надо. Здесь и сейчас, в этой стране и в этом десятилетии молодой человек должен быть выбрит. Суровая действительность.
Прощай, моя борода..." (с) я, 14 октября.
Вообще, это феерическая жесть - не узнавать себя в зеркале. Первый день чуть не шарахался. Сам мой образ - то, что человек вспоминает, когда ему необходимо представить самого себя, бородат. На 99% фотографий в контакте я бородатый, кроме самых ранних. Сейчас, когда прошло уже какое-то время, воспринимается легче, нет ощущения, что лицо чужое, но новый образ самого себя в голове пока не закрепился.
Я доказал самому себе, что при желании личную жизнь можно наладить и с бородой, но всё же, надо признать, что борода на деле является, с позволения сказать, уродством. Нет, мне, например, очень нравилось. как я выгляжу с бородой - смысл не в этом. Просто ношение бороды сужает круг общения. Действует знаменитая пословица "встречают по одёжке". Проводя аналогию, можно сказать, что есть девушки, любящие панков в лохмотьях, но их мало. Так не лучше ли будет одеть чистую одежду, пусть даже рваньё тебе нравится больше? Тем более, что в таком виде не берут на хорошую работу. Нет, я ещё не иду трудиться, но мне это предстоит довольно скоро и тогда бороду всё равно пришлось бы сбрить. Я смекнул, что 14 см сбривать не так обидно, как 20.
Собственно, вот
Самое "весёлое" началось, когда я выяснил, сколько людей обладают той же вредной привычкой, что и я - не смотреть на собеседника при разговоре. Ни один (!), вообще ни один (!!) человек, даже моя собственная мать (!!!) не заметила, что я побрился. Даже немного обидно было.
Занятно, что у меня почти нет знакомых и друзей (пожалуй, только Маша и её друзья на Украине), которые бы видели меня только с бородой, хотя все мои однокурсники имели возможность созерцать её в течение более трёх семестров из четырёх с небольшим. Зато есть те, кто никогда не видел меня бородатым. Например, Марина, с которой мы в последний раз виделись ещё в 2007 году. Или ребята из новой группы, в которой я теперь играю.
Да, я после почти восьмимесячного перерыва устроился в группу, причём, наконец, в металлическую без уклонов в ненавистный мне пост-панк. Ещё раз убедился, что физматовцы притягиваются друг к другу: парни учились в тридцатке, а девушка одного из них закончила мою родную 239, причём тоже в седьмой параллели, только на год младше.
Я тут проведу небольшой сравнительный анализ моей новой группы и предыдущей. Вокал. Голос у Альберта лучше, чем у Арсения, но зато здесь была выдвинута идея поставить певуном меня, что не может не радовать. С другой стороны, поскримить мне здесь вряд ли светит. Барабаны. У нас их нет, используем записанные. Это лучше, чем Лопатко, но хуже, чем Жека. Гитары: сложность соляков по сравнению с работами Виталика хромает на обе ноги, но по мелодичности переплёвывает против ветра. Сравнивать ритм, отбиваемый на электрической гитаре боем, с тем, что делают Арсений и Стас будет несколько несуразно, счёт будет не в пользу ПИ, причём всухую. Кроме того, оба гитариста достаточно мастеровиты, часто играют соло в гармонию. По причине наличия в группе только одного техничного гитариста, Альберт позволить себе такого не мог. Бас. Что касается моей нескромной персоны, то могу со всей уверенностью заявить, что не фигнёй страдал всё то время, пока не играл в группе. Когда я увидел предложенные мне табулатуры, я был здорово обеспокоен, смогу ли вообще их одолеть. Однако по паре часов на каждую - и сложные ритмы уже автоматически выходят из-под медиатора. Куда сложнее было вновь накачать мышцу между большим и указательным пальцем, тем более, что у меня на это было всего четыре дня. Но судя по тому, что я приглашён и на следующую репетицию, я был неплох. Клавиши. Я уверен, что Лёшу толком и не слышал. Раскрыть клавиши по настоящему в ПИ было очень непросто элементарно за ненадобностью. А когда играешь мелодический метал, то здесь уже совсем другой коленкор. Правда, у нас нет гобоя. Зато у меня есть баян, а Арсений раньше играл на басу, так что мы можем и поварьировать состав, если понадобится включить не самые стандартные инструменты. Запись. У нас почти готов альбом, хоть и без моего участия, а про то, как мучительно и категорически неправильно, на мой взгляд, проходил этот процесс у Альберта, я даже вспоминать не хочу. И хотя качество здесь, конечно, не студийное, но это можно и даже приятно слушать. Меня ведь не гтпшками привлекли, а именно записями. Концерты. Что касается живых выступлений, то здесь, как я понял, мы пока не торопимся. Ну и пусть. Я для себя не решил, кто прав: Мишенька, говоривший, что надо хорошо сыграться, 0,5 - 2 года проторчать на точках, и только потом идти выступать, или Альберт, считавший, что самый ценный опыт и сыгранность группа получает именно на концертах. Оба подхода кажутся мне по-своему правильными. Тексты. А вот лирика хромает. У Игоря были отпадные тексты, в основном, а в метале тексты как бы не главное. Я такой подход не люблю и, к счастью, как раз полон творческого вдохновения, причём впервые не от того, что мне очень плохо, а от того, что один человек вызывает у меня невероятную гамму чувств: от пламенной любви до лютой ненависти. Это потрясающие ощущения. К слову, именно благодаря им я и нашёл группу. После создания уже третьего за месяц текста и крутящейся в голове аранжировки меня прошибло на альтернативу, показавшуюся мне наиболее подходящим жанром в качестве музыкального сопровождения к порождённым мной песням. Ну я взял и написал в контакте, не хочет ли кто поиграть альтернативу. Один хороший человек и по совместительству мой ученик и большой бездельник Илья Ильинский эту надпись увидел и, на своей шкуре зная, что музыкант я неплохой, рассказал обо мне своему знакомому Арсению,с которым мы теперь вместе играем.
Собственно, если отсутствие моей бороды прошло незамеченным, то появление у меня на руке огромной татуировки приковывало взгляды всей аудитории. Да, я, наконец, это сделал. Татуировка закончена в чёрном, 30 числа будем делать цвет, но она и сейчас выглядит просто потрясающе. Делали за два сеанса. Больно было очень, особенно во второй раз. Когда представляю, как буду через пару-тройку лет разукрашивать всю спину, становится страшновато. Хотя самой пыткой была невозможность почесаться, когда начали расти сбритые волосы на свежетатуированной коже.
Ощущения после осмотра себя в зеркале были очень похожи на то, что было, когда я в первый раз проколол ухо: вертящаяся в голове паническая мысль "что же я наделал, это ведь уже не изменить!" Но красота победила. В конце концов, как и в случае с прокалыванием уха, я много лет этого ждал, боялся, что расхочется. Не расхотелось. Татуировка смотрится на теле очень естественно, словно она всегда была здесь, как просто большая причудливая родинка. Помнится, у Дамблдора на коленке был шрам в виде схемы Лондонского метрополитена - ну так это в том же духе.
Со сменой десятилетия я многое в себе изменил. Внутренние изменения замедлились, потому что моя философская концепция обрела относительную стройность и дееспособность, однако остаются ещё не завершенные вопросы, которые мне предстоит рассмотреть. По жизни изменений у меня особых нет. Уже довольно давно я высказал идею о том, что мне стоит чаще ходить на концерты, как на события, которые оставляют след в жизни - надо сказать, что я успешно это реализую, особенно по сравнению с дурацким 2008ым годом. Последний был как раз в эту субботу (Noize MC), а ближайший будет уже в следующее воскресенье (Сергей Маврин).
Да, мои проблемы никуда не делись. Мне по-прежнему очень не хватает близких отношений. Но глубоко ненавистный мне волосатик зимой 2007ого написал мне в комментах, что "надо же дальше как-то жить". Мне тогда жить совершенно не хотелось, и в окно я уже успел поразбегаться, но сейчас я живу с удовольствием.
Люди, которые уже подзабыли, как я выгляжу небритым, скорее всего, не узнают меня на улице. Во всяком случае, я на это надеюсь. Так, мало ли что... Случайные встречи - они коварны. Маша вот высказывала надежду на то, что когда она будет в Питере зимой, я не перебегу на другую сторону улицы, если вдруг мы случайно встретимся. Ага, как же. Нет, улицу перебегать не буду, у меня антураж не тот, но постараюсь сделать так, чтобы она меня не заметила. Тем более, что Маша - одна из немногих людей, которые меня никогда не видели без бороды. И никогда не увидят, я надеюсь. Кроме Роса, которого я жду следующим летом в гости.
Все перемены к лучшему, не так ли?
P.S. сфотографировать татуировку нормально было нереально: она слишком большая, заходит на обратную сторону руки, на плечо к ключице и на грудь, поэтому пока мне не сделают профессиональную фотографию с трёх сторон могу похвастаться только этим

@музыка: The Glove

@настроение: Кот полежал на татуировке. Татуировка в шерсти. Чешется. Чесать нельзя. Ррр!

@темы: Я, Отношения, Люди, Для памяти

04:46 

lock Доступ к записи ограничен

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
Закрыта для незарегистрированных пользователей и лично для тебя, зарегистрированный пользователь, который не может это прочитать, если вдруг сюда зайдёшь.

URL
16:29 

Расправляя крылья

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
Наверное, как-то так это и должно быть.
В понедельник я встал в 9:30, умылся и в 10:15 пошёл на вождение. Прекрасно откатался полтора часа, хотя и не всё было гладко с поворотом задним ходом. Вернулся домой в 13:15, позавтракал и пошёл получать паспорт. Полчаса стоял в очереди и за это время успел добить, наконец, катакану. Получил паспорт. Тут же, не раздумывая, пошёл пройти водительскую медкомиссию, что надо было сделать ещё три недели назад, но было невозможно без паспорта. Прошёл и получил необходимое медицинское разрешение на категории А и В с ограничением на работу по найму. То есть работать курьером я не могу, например. Ограничение по глазам дали, ясное дело. Из-за дальтонизма. Чуть вообще не засыпался на их картинках, хотя очень старался. Затем сразу же пошёл в главный офис автошколы и сдал свежеполученную медицинскую карту, попутно обновив копию паспорта на новую. Фотка, конечно, на этом паспорте... На луркморе много фотографий с подписью: "Такой-то такой-то смотрит на тебя, как на говно". В общем, в моём паспорте тоже следует это подписать. Затем быстро прошвырнулся в аптеку, косметический и продуктовый. По времени я вроде как ещё успевал забежать в парикмахерскую, но меня ждала неприятная неожиданность - деньги закончились. А родители приезжают только в четверг и до тех пор, надо держаться на том. чем уже успел забить холодильник. А всё потому, что щенку стало плохо пару дней назад, и пришлось вызывать ветеринара. А это не так уж дёшево. Рассчёты, во всяком случае, нарушило.
А вот, например, пятница. Встал в 10 часов, умылся, пошёл на Большую Конюшенную к доктору на консультацию. Кстати, было очень интересно. Оказывается, из-за того, что роды меня были сухимим, я сильно вертел головой, пытаясь выбраться, и именно это обусловило дальнейшие проблемы. Одно плечо у меня выше другого, и из-за этого меня постепенно разворачивает, вместе с половиной позвонков, попутно оказывая давление мне на череп и ухудшая зрение. И что интересно: если бы 16 лет назад, когда я одел свои первые очки, этот врач уже практиковал, а не учился в школе, то мои первые очки стали бы и последними. А сейчас зрение он уже исправить не может, но обещал остановить ухудшение. А главное - вылечить спину, шею, лпатки и прочие несчастья. От врача сразу побежал на вождение. Покатался на площадке, с первого раза одолел змейку, заслужил всяческие похвалы со стороны инструктора. Впервые поводил машину по городу. Убил всего четырёх, закопал надёжно. Вернулся домой, позавтракал (3 часа дня - самое удачное время для завтрака), затем японский, ну и пошёл в универ.
Я знаю, что это называется лытдыбр, но не в том суть. Просто день оказался заполнен, и это было офигенно. Если бы погода была плохая, возможно, я бы проделывал всё это не с таким энтузиазмом, а так я был просто окрылён. Я чувствовал, что день прожит не зря! Я хотел, чтобы каждый мой день нёс в себе это ощущение. А ещё, чтобы каждый день была возможность сделать доброе дело. С переводом ветерана через дорогу меня опередили, но вот увидеть, как мальчик теряет кепку и пройтись пару сотен метров, чтобы её вернуть - это тоже хорошо, наверное. И приятно.
Я тут приболел малость, горло болит. Вместо академического пения получается козлиное блеяние, учительница расстроилась. Ну и голова побаливает немного. Но настроение ничего так. Просто... Просто что-то во мне поменялось. Вначале резко, потом начало сглаживаться и я решил, что это временно. Но сейчас вижу что что-то во мне действительно изменилось. И изменилось оно после расставания с Машей и разговоров с Аней. Нет, я нисколечко не жалею, что мы расстались, и мне совсем не тяжело. Но сам факт, что я совсем не такой, каким себя видел, мне не нравится.
Размышлял тут на днях, рисовал портрет идеальной девушки, а потом обсуждал его с Аней. Она натолкнула меня на одну мысль, которая вроде как верная, но на которую я не обращал внимание. Вообще, я не самый частый человек: немногие любят играть с котятами и смотреть, как черви копошатся в человеческом трупе. Аня же убеждала меня, что среди девушек таких и вовсе нет. Что либо мне нужна нежная, добрая и ласковая девушка, которая тоже любит котят, играет на флейте и умеет готовить, либо боевая подруга, с которой можно мчаться на мотоцикле, заниматься сексуальными извращениями и слушать блэк-метал, причём не исключено, что всё это одновременно. Аня сказала, что совместить это нереально в девушке. Раздумывая над её словами, я понял, что действительно никогда не встречал ничего подобного в девушках, в отличие от парней.
Хорошо, а если я попробую выбрать? Сложно. Я пару раз попытался решить, но ничего не вышло. Не исключено, что стоит попробовать метод "переболения", то есть вначале вволю набегаться с "боевой подругой", а затем остепениться с "домашней". Только это всё фантазии. Реальность такова, что я неслучайно выбрал, наконец, эпиграф к дневнику.
Будущее наступает на пятки. Всё больше времени стараюсь уделять японскому, чтобы устроиться в какую-нибудь японскую компанию. Там и платят хорошо, и конкуренция практически отсутствует, когда нужен человек, говорящий по-японски и знакомый с российскими реалиями. В любом случае, не позже осени 2010 придётся начинать работать. Либо после третьего курса перейду на дневное, возможен и такой вариант. После второго как-то передумалось - слишком уж много я успеваю, учась на вечернем, по сравнению с дневным.
Вообще, это больше отец настаивает. Я бы ещё какое-то время не работал и не переходил бы на дневное, повышая свои навыки, в том числе и рабочие. Но меня поставили перед выбором: либо дневное, либо работа. Справедливо, конечно, но то, как это было поставлено... "Мои знакомые все говорят, что образование на вечернем куда хуже образования на дневном". ЕДРЁНАЯ ВОШЬ! Как я ненавижу такое, это не передать! Прошли годы, а я хорошо помню, что одной женщине тоже знакомые все говорили, что евреи женятся только на своих! Это что, отличительная черта людей за сорок?! А я вот вижу, что мне не нравятся сплошь страшные еврейки с исключениями единица на сто человек. Вижу, что мой декан училась на вечернем отделении, но приезжает в универ на дорогой иномарке. Всё это - несусветная глупость, такая же тупая, как национализм, то есть неспособная выделять частное, применяющая метод индукции без разбору в живом мире, а не на страницах тетрадей. Но нет! Ты учишься на вечернем - значит твоё образование не приносит никакой пользы. Ты еврей, значит ты женишься на еврейке, и хоть ты тресни тут! А что лично ты знаешь о вечернем образовании? Ты там учился сам, что ли, причём во второй половине 2000-х годов?! Если да, так это не проблема вечернего высшего образования, это проблема конкретного вечернего отделения конкретного вуза, а если нет, то откуда тебе знать?! Что ты знаешь о евреях?! Тебя саму еврей бросил двадцать лет назад, что ли? Если да, так это не проблема евреев, а проблема конкретного еврея, а если нет, то откуда тебе знать? У всех одно сплошное "Рабинович напел", как в анекдоте. Так мы учимся на ошибках других, но не понимаем, что с людьми не работают никакие правила! Если нам не надо жрать говно, чтобы понять, что оно несъедобно, то мы не будем спрашивать: "А вон та куча съедобна? Это ведь другая куча, а вдруг?!", потому что нам достоверно известно свойство несъедобности у говна. И окрылённые подобным знанием, мы решили, что то, что работает с говном, работает и с людьми, и начали тоже делить их по группам, наделяя свойствами! Вот еврей: он не выговаривает букву "р", жадный, женится только на своих, с большим характерным носом и т.д. Интересно, а если у меня половина признаков отсутствует и я даже не обрезан - значит я не еврей? Перефразируя баш: "Да пошли вы со своей арифметикой!" Это бесконечный идиотизм! Это так же безмерно тупо, как ненавидеть кавказцев после того, как пятеро из них изнасиловали и убили твою подругу. Да, эти пятеро это сделали. А в чём виноват какой-нибудь Мансур или Рамиль, приехавший получить более хорошее высшее образование, чем ему способны дать на родине? Он-то её не убивал. Но он будет нести этот крест, хочет он этого или нет. Потому что он - кавказец. Как еврей будет нести крест перед ультраправым быдлом за то, что якобы пару тысяч лет назад его предки распяли некоего Христа, да ещё и заявили, что их потомки за это тоже ответственны.
Сижу, кашляю. Сопли текут, горло болит, за окном +22. Злость не способствует выздоровлению. Я начинал запись в понедельник, заканчиваю уже в субботу, за это время успел вроде как пройти пик болезни, но чувствую себя всё ещё неважно. Осталось только хрюкнуть и звать репортёров.
"fanaDDT (19:22:30 27/04/2009)
а что ТЫ можешь сказать по поводу свиного гриппа?
Hedin89 (19:22:39 27/04/2009)
Хрю?"
Некоторые весенние музыкальные релизы меня вывернули наизнанку, выжали, а потом завернули обратно. Что Люмен со своей песней "Не надо снов", от которой я чуть не заплакал, что Эпидемия с песней "Сумеречный ангел", вызывающей яркое воспоминание двух полуобнажённых влюблённых, стоящих перед зеркалом и крыльев, разворачивавшихся за нашими спинами в тот момент. Я смотрел в тот день в зеркало на нас, и видел эти крылья: белые у неё и чёрные у меня. На текст "Сумеречного ангела" я бы, наверное, не обратил внимание, если бы Олин ластфм не показывал десятки прослушиваний этой песни. Удивительно... Как и Люмен, вызывает слёзы. Настолько близко к жизни, только у Люмена прямо и о времени, когда мне было плохо, а у Эпидемии метафорично и о времени, когда мне было хорошо...
Не прощай. До встречи там, где всегда весна и струны рвутся слишком быстро...

@музыка: Эпидемия - Сумеречный Ангел

@настроение: Пойду погулять. При такой погоде весь день провести дома - преступление.

@темы: Я, Негатив, Мысли вслух, Музыка, Для памяти

23:22 

Новый 2009 год...

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
Мне удалось. Наконец-то, мне удалось. Я живу полноценно, ну или практически. То есть мне есть, что вспомнить. Однажды я сказал, что для того, чтобы удлинить жизнь нужно наполнить её такими действиями, при которых кажется, что время течёт незаметно. Тогда вспоминая о том, как прошло какое-то время, в голове будет возникать множество разных образов, а не ощущение скуки. Так вот, прошедшие два месяца мне удалось сделать действительно интересными, насыщенными и полезными.
Январь, знамо дело, начался с отмечания Нового Года. Обращение президента я особо не слушал. В голове стучало только одно: "хочу есть". Ещё бы. Человек, сидящий на пожизненной диете... За тринадцать дней до праздника устроил себе натуральную голодовку, сбросил пять килограмм и был полностью готов к телесным наслаждениям. И тут вышел облом. Желудок сократился и после нескольких кусков пирога с капустой заявил, что ему хватит. Обидно. Зато остался похудевшим.
Новый Год я отмечал, как и всегда, вместе с родителями. После того, как все насытились (гррр!), пошли на улицу пускать фейерверки. У меня ещё с 2007 года сохранились файера, не отказал себе в удовольствии попалить их. Народ рядом со мной, разумеется, тут же начал скандировать: "Оле! Оле, оле, оле! Зенит - чемпион!" На самом деле, я впервые жёг файера, но мне очень понравилось. Надо бы ими хорошенько затариться как-нибудь. Ну а когда файера закончились, я пошёл домой, захватил бутылку шампанского и портвейна, после чего направился к Сашке. А там... А там была ещё еда. Аж слюнки текли и глаза слезились, но съесть ничего не мог. Обидно до сих пор.
У Сашки была куча народу, в основном мне знакомые мне по его Дню Рождения, хотя была и пара новых лиц. Ну что, сидели. пили, ели (без меня, блин), играли на гитаре. Сашка к четырём часам ужрался, его друзья тоже постепенно выходили из кондиции. В конце концов, осталось трое непьющих, включая меня (выпивку принёс больше для Сашки), которые прибрали квартиру и засели на кухне болтать. Так мы сидели часа три, пока народ не стал подниматься. Ну да, вид у всех был - в гроб краше кладут. Особенно Сашка впечатлял: желание смерти было на лице даже не написано - нет, оно было вылеплено, словно у скульптуры.
Когда я вернулся домой, я сел было писать запись о достижениях ушедшего года, но довольно быстро оставил эту затею. Почему? Потому что 2008 год я в жизни потерял. Три вещи убеждали меня в обратном: знакомство с Машей, тот факт, что я стал музыкальным знатоком и опенмайндом, и моё участие в группе. Но глядя на запись годовой давности с расписанными планами на год, становилось просто обидно. Я на самом деле не сделал ничего. За прошедшие два месяца я успел просмотреть больше аниме, прочитать больше книг, чем за весь прошлый год; выучить песен под гитару в два раза больше, чем за всю предыдущую жизнь. Правда, всё это вышло именно потому, что я осознал всю никчёмность проведённого года. На самом деле, больше толку было бы, если бы я провёл это время в армии. Но так или иначе, я смог чётко сказать себе: "Такого больше не повторится". И действительно: масштабы сделанного меня радуют. Моя жизнь насыщенна. Я читаю, смотрю аниме, играю на гитаре, дважды уже выехал за пределы Ленобласти (Москва и Киев), восемнадцать дней провёл с любимой девушкой. Я успел отыграть два концерта, написать несколько песен. Я записался на курсы вождения и японского (с китайским передумал) языка, что надо было сделать ещё год назад. При этом я успеваю слушать новую музыку, постоянно общаться с Машей и ходить на концерты. Так, вкратце, перед тем, как пустить в воспоминания о том, как я провёл время:
7 января - уехал в Москву.
10 января - вернулся в Питер.
20 января - отыграл концерт в МКЗ "Орландина".
24 января - отыграл концерт в клубе "Белый Носорог".
25 января - уехал в Киев.
14 февраля - вернулся в Питер, узнал, что приехала бабушка из Израиля, съездил на дачу.
22 февраля - начал писать песни в жанре бард-фолк (менестрель) по творчеству Ника Перумова.
24 февраля - ушёл из группы.
28 февраля - иду на Scooter.
Всё, теперь я могу сосредоточиться и оставить память о прошедшем времени в письменном виде. У меня давно не было такой возможности - мне никак не удавалось собраться с мыслями, а сейчас, наконец, всё для этого располагает: играет мелодичный симфо-блэк. с крыши сбрасывают снег, никто не стучится в аську, никуда не надо спешить... Красота, да и только. Даже кот не орёт.
Я остановился на сочельнике. Забавно получилось. Осознание того, сколь никчёмно я провёл прорву времени, начало подталкивать меня к совершению более решительных действий. И стоило мне увидеть в контакте. что sl0 спрашивает. не хочет ли кто составить кампанию по дороге в Москву, как я согласился, не раздумывая ни секунды. 12 экзамен? Плевать, успею. Готовиться? Ни за что, и так всё знаю. Седьмого числа я дождался на Московском вокзале Ильдара, и мы пошли в электричку, где Слава нас уже ждал.
Нет нужды особо описывать поездку - всё было как обычно. Московский вокзал - Малая Вишера - Окуловка - Бологое - Тверь... И до Бологого всё было прекрасно. В электричке было тепло, а порой и жарко. Играли в карты, иногда подрёмывали, болтали... Слава с Ильдаром вечно что-то вспоминали из жизни ДДТшников. Ну да, у них немало общих воспоминаний, я-то со всеми вижусь довольно редко. В общем, нормально так ехали. А в Бологом началась жесть. Мы пересели на электричку до Твери. И надо сказать, что эта электричка была ни разу не такая тёплая, как электричка до Бологого. Ноги замёрзли нафиг. Так что в Твери пришлось раскошелиться на пару шерстяных носков. Далее ехать было уже легче, вот только контры чего-то разбушевались. Драли, как липок. Ну ладно, по 30 за перегон - это ещё терпимо, хотя бывало, что и бесплатно добирался до Твери. Но когда на одном и том же участке к нам подошли второй раз, мы послали их нафиг и сделали небольшую пробежку от задней двери к передней. Стандартно, в общем, хотя было уж очень лениво.
Вышли мы в городке под названием Сходня. Символично. Здесь у Гавра была дача. В одном доме с Гариком Сукачёвым, кстати. Сам Гавр скоро подошёл нас встречать, и мы двинулись. Первый пункт назначения, разумеется, магазин., только потом дом. Куча знакомых лиц: кого видел вживую (Хадес, Скролл, Таня-Nunius, ВетерДДТ, Порошок...), кого только в интернете по фоткам (Serious Sam), а кого и вовсе в первый раз (Альма, Женечка, Мишанечка...). Народ пил водку, Хадес замутил глинтвейн и шашлыки, мы с Порошком играли на гитаре, через какое-то время, дойдя до необходимой кондиции, к нам подключился и Мишанечка, который классно исполнял песни группы Браво.
Восьмого числа мы пошли гулять. Место-то это не совсем обычное - там неподалёку расположена усадьба Лермонтовых. Искали, правда, мы эту усадьбу довольно долго, но скучно нам определённо не было, тем более, что мы захватили с собой снегокат. В любом случае, мы хорошо провели время: и погуляли славно, и усадьба оказалась ого-го.
Несмотря на то, что все собирались в Москву ещё восьмого, мне повезло. Повезло в том смысле, что ночевать в Москве мне было негде и пришлось бы срочно кого-то из знакомых тревожить, но Слава после ещё одного вечера пьянства оказался просто нетранспортабелен, так что и Гавру пришлось остаться на даче. Таким образом, место ночёвки нашлось. Ну а девятого, с утречка, всё же поехали в столицу.
Вообще, в Москве оставалось два места, которые я хотел посетить: Третьяковская галерея и Оружейная палата. В Третьяковку я не успел, а вот в Оружейку попал. Слава тоже решил пойти со мной, тем более, что мы сумели купить ему пятикратно более дешёвый билет, воспользовавшись моим студенческим, который я по чистой случайности взял с собой из Питера. Помнится, когда мы с классом гуляли в Кремле по дороге в Саяны, то Оружейная палата была закрыта, но сейчас всё было в порядке. А место это, надо сказать, было впечатляющим. Никогда ещё я е видел столько золота, собранного в одном месте! И кареты, и троны, и платья императриц, и одеяния патриархов, и посуда, и прочие бытовые предметы, ну и оружие, разумеется, - чего там только не было! Очень впечатлили барельефы русских правителей на стенах под самым потолком (метров восемь, кстати, этот потолок, не меньше).
К сожалению, приходилось торопиться, чтобы успеть забрать вещи из камеры хранения. Найдя на Тверской МакДональдс, мы по-быстрому перекусили и решили пройтись пешком до вокзала. До отправления было ещё часов пять, но делать, в принципе, было уже нечего. Заглянули на Красную Площадь и двинулись в путь. Ничего особенного, в общем-то: Охотный Ряд - Лубянка - Чистые Пруды - Красные Ворота - Комсомольская. На Чистаках Слава поехал на Арбатскую - ему позвонил Ильдар и предложил присоединиться. Я отказался, потому что мне не очень-то улыбалось общаться с некоторыми людьми, которые там находились.
Оказавшись на вокзале, я столкнулся с неожиданной проблемой отсутствия японских кроссвордов. Как всегда, нашлись на Ярославке, но пришлось изрядно поискать. После чего я устроился в зале ожидания, который наверху, включил музыку и стал разгадывать, дожидаясь отправления. Всё как обычно. Я вернулся в Петербург 10 января, в 8 часов, 48 минут.
Вернулся - и сразу же окунулся в бурную январскую жизнь. На носу были два концерта и три экзамена. Фактически, шло чередование: репа - экзамен - репа - экзамен. Закончилось это безобразие 20 числа, когда я сдал последний экзамен, закрыв, таким образом, первый раз в жизни всю сессию на пятёрки, и отыграл концерт в Орландине. Концерт был так себе, Мишенька облажался по полной программе. Так что 24 мы играли не с ним. а с нашим предыдущим барабанщиком. Вышло получше, но нам здорово сократили сет по вине клуба. Скрим у меня с каждым разом всё круче становился, на последних концертах вообще настоящая жесть выходила! Но так или иначе, концерт в Белом Носороге стал для меня последним, хотя тогда я ещё об этом не знал.
С моей поездкой в Киев ничего не было понятно до последнего момента. Дело в том, что мы хотели записаться, пока действовала скидка (то есть до конца января), но оказалось, что наш гитарист может только после 28 числа. Игорь решил меня всё же отпустить в Киев, сказав, что если получится, то запишутся с Максом. Пофиг, мне так хотелось, наконец, увидеть Машу, что такие вещи меня уже не волновали совершенно. Так что я в тот же день купил билет на поезд и 25 вновь покинул Петербург.
К слову, за границей я не был с августа 2006 года, хотя какая из Украины заграница... Но вот, выбрался, наконец, два с половиной года спустя. За окном проносились заснеженные поля, иногда пересекали какие-то гигантские реки... С попутчиками не повезло, в карты не играли, так что я сидел и разгадывал японские кроссворды, купленные ещё на Ярославке в Москве. Ехать до Киева 24 часа, и не скажу, что мне понравилось. Поспать толком не удалось - в девять утра я наконец смог заснуть, но уже в час дня проснулся. Разумеется, в самом фиговом настроении.
Уже стемнело, когда мой последний из оставшихся попутчиков посоветовал мне внимательно смотреть в окно. Оказалось, что мы подъезжали к Днепру. Вскоре был уже и вокзал...
Я не буду здесь описывать всю свою радость. свои эмоции и чувства. Я уже писал об этом в последней открытой записи. Здесь же просто рассказ о том, как я провёл время. А время я проводил на отлично: дни напролёт торчал в киевском политехе. В одну субботу Маша не смогла со мной встретиться, и в тот день мне пришлось самому себя развлекать. С вечера составил план, который был успешно воплощён в жизнь. Вот, собственно, мой маршрут:
i055.radikal.ru/0902/71/852f31d0dec6.jpg
К чёрту подробности, можно вечно рассказывать об этой прогулке и о том, сколько я видел. Затянулось это дело на шесть часов, из которых полчаса я торчал в Киево-Печорской Лавре, слушая хоровое пение.
Вообще, Киев мне показался очень бедным городом. Здесь мало зарабатывают, но и цены, в основном, маленькие, причём настолько, что я спокойно покупал колбасу с сыром и откусывал не разрезая (у нас в три - четыре раза дороже эти продукты, и я не преувеличиваю). Всюду остановленные стройки, куча неформалов и гопников... Всё метро увешано рекламой, порой даже целые станции (Шулявська) и целые поезда: как внутри, так и снаружи. Метро вообще довольно специфичное в Киеве. Треть красной ветки расположена над землёй. Нету перегонов под Днепром. В Киеве находится самая глубокая станция метро в Европе (Арсенальна). Ну и телевизоры, конечно. Они меня просто добили. Крутят на них одно и то же: новости, показы мод, сноубордистов, розыск пропавших детей, животных, смешные сценки, красивые заграничные места. Перед самым моим отъездом, кстати, стали Петербург крутить, словно напоминая, что пора бы уже возвращаться... А не хотелось...
С жильём в Киеве тоже было весело. Первый день я провёл в гостинице (это мне подарок сделали). Второй - на вокзале. Ни фига не спал, ходил злой и сонный. Хорошо, у Маши родителей дома не было, и я смог у неё поспать три часа. Следующая ночь прошла в общаге (тогда я как раз узнал о том, что здесь колбасу можно лопать, сколько влезет), а затем меня вписали к Тарасу. Тарас - это Машин друг, её бывший парень и парень нынешний её лучшей подруги. Он хороший, и я к нему нисколько не ревную. С Машей в плане ревности всё вообще было достаточно просто. Я её практически не ревновал, за редкими исключениями. Раньше у меня было совсем не так, видимо, что-то в этом плане изменилось. У Тараса я провёл вроде как пять ночей, а потом к нему вернулись бабушка с его младшей сестрой, и место оказалось занято. Меня отправили спать к ещё одному Машиному другу - Орку. А на следующий день меня вновь ждал вокзал. В этот раз я подошёл к проблеме во всеоружии - то есть в свитере и тверских шерстяных носках. Это позволило мне поспать явно больше, чем в прошлый раз, но в целом, состояние всё равно получилось довольно хреновое. А потом мне повезло. Мы с Тарасом по дороге домой в те дни наведывались всё время к Насте (та самая Машина подруга) кормить друг друга сладким. И в тот день Настина мама меня сумела устроить до конца поездки к своему свояку (мужу сестры). Вышло по 50 гривен (250 рублей) в день, что меня вполне устраивало. Виктор оказался нормальным мужиком, без заморочек, простой и приятный. Меня поселил в комнату его старшего сына, который учится в Италии, если не ошибаюсь. Сказал, что я на него похож. Ну, судя по фотографиям и коллекции дисков и книг - есть немало общего, верно.
В общем, поездка удалась на славу. Осталась целая куча воспоминаний. В первую очередь, это, конечно, Маша. Первая встреча, первый поцелуй, первое признание... Политех мне запомнился. Ну и, конечно, транспорт. Кроме метро я ещё много катался на троллейбусах. Забавно, но в украинских троллейбусах всё ещё есть компостеры, которые исчезли у нас лет пятнадцать назад ещё. Компостер - это такая штука, которая оставляет дырки на билете, чтобы не ездить по нему два раза. Были, конечно, и минусы, например, дикий холод. Уличные термометры исправно показывали температуру около нуля, но если в Питере при нулевой температуре, я накидываю плащ на рубашку с коротким рукавом, то в Киеве я мёрз в свитере на рубашку с футболкой. Только в последние дни стало теплее. А в парке у Политеха шныряют белки! Такие забавные...
До чего же тяжело было расставаться... Меня провожали Маша и Тарас. Мы с Машей обнимались, целовались, никак не могли отпустить друг друга... Тарас попросил перевезти передачку от деда - четыре литра самогона и грибочки. Не вопрос. С попутчиками в этот раз повезло больше. Мы болтали, играли в карты, вместе разгадывали кроссворды. И поспал я нормально. В Киеве не пришлось сменить режим дня часов на восемь, это здорово поспособствовало. Я вообще обратил внимание на то, что люди в Киеве гораздо раньше встают (в семь утра улицы полны людей), но и раньше ложатся (в девять вечера уже очень мало людей на улице).
Дорога обратно - 24 часа, 9 минут. На перроне передал самогон и грибы и направился к Пушкинской. Через полчаса я уже был дома.
Сразу же написал Машеньке. Потом договорился о репе и уладил прочие неотложные дела. На столе лежали известные мне шоколадки - именно такие привозил дедушка из Израиля, когда приезжал в августе. Но оказалось, что приехал не дедушка, а бабушка. Тоже здорово, а то мы с ней не виделись с маминого сорокалетия. Ну а вечером меня потащили на дачу в Комарово. Зверьки выросли ещё больше. Погулял на морозном воздухе, порадовался, что хоть где-то есть снег. Лыж не хватало, давненько я на них не катался... На даче успешно оставил свой телефон. Он там отдыхает уже почти две недели. Ну это ладно, это дача. А вот в Киеве я потерял симку со всеми номерами и оставил у Маши фотоаппарат. А ещё где-то там осталась моя подушка. До следующей поездки. увы, ещё много. Я планировал поехать в начале марта, но сорвалось. Так что теперь только в конце апреля, на пару недель. захватывая майские праздники.
Маша много слушает музыку менестрелей вроде Тэм и Йовин. Она читала толкиенистов, и вообще она ролевик. Она даже водила меня на некое подобие боя. В конце концов, это сподвигло меня на то, чтобы самому писать музыку такого рода. Но поскольку в Толкиене я ни бум-бум, то решил заняться тем, что мне близко и знакомо, т.е. писать песни по Перумову. Попутно прочитал, наконец, "Воин Великой Тьмы" и уже на середине "Земля без радости". Маша тоже очень любит фэнтези. В связи с тем, что она особенно хорошо отзывалась о книгах Иара Эльтерруса, я взялся и за них. Несколько уже прочёл.
Кроме чтения у меня было полно занятий, которые я начал ещё до поездки на Украину. например, просмотр аниме. Я Составил огромный список. скачал его и записал на диски, после чего начал планомерно просматривать. И первой моей жертвой стал Наруто. Я закончил его смотреть только 22 числа - всё-таки 220 серий по 20 минут - не шутка. а более трёх полных суток аниме. Следующим стал Великий Учитель Онидзука. Тоже быстро его одолел.
Ну а третьим моим занятием, вместе с чтением и аниме, стала гитара. Я начал ей заниматься уже 2 января. Просто сел учить песни. С первого января и до сегодняшнего дня я успел выучить уже 55 песен: преимущественно Ария, затем КиШ, Агата Кристи и т.д. Мне даже стало любопытно, сколько песен я знал до этого. Я посчитал, и мне стало стыдно. Действительно, непозволительно мало для того, кто больше трёх лет играл на гитаре.
Времени хватало вполне. Я всё успевал. Но кое-что решил всё же из своей жизни удалить. А именно - группу. Почему? Ну, можно долго перечислять причины, но в принципе, основная причина такова, что я не хочу играть с Игорем. Остальное, в общем-то, мелочи, а все существенные причины являются просто следствиями из этой. Он задаёт стиль, который мне скучен (пост-панк низкого пошиба), хотя раньше была вполне терпимая металлизированная панкуха. Мне совершенно чужды идеи, которые он проталкивает в песнях. У нас разные взгляды на то, как надо доносить своё творчество до людей, и, как следствие, разные взгляды на будущее группы. Это основные следствия. Есть ещё всякая мелочь, но на неё я даже внимания не обращал. Так или иначе, я пробыл в группе с 22 апреля 2008 года по 24 февраля 2009 года, то есть 10 месяцев. Таким образом, одно из трёх моих достижений за 2008 год потеряло свою ценность. И, наверное, только после этого тот глупый год для меня всё же закончился окончательно. Я желаю себе провести весь 2009 год не хуже и не менее плодотворно, чем первые два месяца.

@музыка: Die Toten Hosen - Liebesspieler

@настроение: Творческая мочалка=0)

@темы: Для памяти, Любовь, Музыка, Путешествия, Я

01:39 

Не по плану

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
TimmiMi, и тебе привет, всегда приятно видеть здесь питерцев.

Мозг взорван, засыпав ошмётками всё Щучье озеро на 69ом километре от Финбана. Вообще, на вокзальной площади Ленина просто потрясающий вид на Неву, красивый сквер с фонтаном... Но просвещённые молодые люди знают, чего стоит этот вид на той стороне Невы, прямо напротив вокзала, ровно-ровно, стоит военкомат Центрального района.
Это к тому, что я в воскресенье, 11 мая, вышел в этом замечательном месте после полутора тяжелейших в моральном плане дней, проведённых на туристическом слёте ФМЛ №239. Поездка была великолепной в том плане, что она напомнила мне те времена, когда природа давала мне вдохновение. Просто я очень давно не вдыхал свежесть тёплого майского хвойного леса... Я оказался до безобразия урбанизован, что, в принципе, понятно при моём расписании, но... "но нафиг, идите нафиг, и с собою заберите свой график нафиг". Кортнев прям про меня пел. Послал всё к чертям и уехал на природу.
Итак, в процессе реверсивной хроники событий, которую во многом будет представлять эта запись, я хочу изучить само состояние и последствия моей игры в самолётики под кроватью. А начиналось всё буднично, слёт как слёт. Что я, на слётах никогда не был? Был, трижды. Этот четвёртым был, а первый я посетил ещё в сентябре 2003его года. Решение поехать я принял не спонтанно, а вполне продуманно, ещё за месяц до мероприятия. Даже Ромку подбил на это дело, но этот прохиндей умудрился заболеть перед самой поездкой. Тем не менее, я не скучал.
Сейчас я понимаю, что можно было и не заботиться о поиске компании заранее (тем более, что успехом это не увенчалось), так как наших в Девяткино было прилично. Увы, всего лишь знакомые лица, но не знакомые люди. Я пытался отыскать в толпе тех, кого знаю, и на глаза мне попался Ларёк. "Какая мне, в принципе, разница," - подумал я. А действительно. Поехал с Ларьком и его друзьями из шестёрки. В компанию я явно не вписался, да и они не горели желанием пообщаться со мной, поэтому как только в электричке стало более-менее просторно, я включил плеер и стал играть сам с собой в карты. А затем всё пошло не по плану...
Искусство создания планов полезно прежде всего тем, что учит нас поведению в ситуациях, когда план не срабатывает. Такие ситуации всегда гораздо интереснее, ярче и насыщенней, чем когда ты сумел разработать нечто действительно безупречное. Я вот чётко осознаю, что если бы всё у меня пошло по плану, то слёт был бы серым. А что, собственно, пошло не по плану? Ну, для начала, в моём плане не было тех сорока минут, которые я провёл в бездействии, ожидая пока Даша сумеет скоординировать Ларька и остальных и отыскать дорогу. Но именно в тот момент, когда я решил, что с учением Зенона Китийского пора завязывать, меня окликнули по имени.
Это удивительно, но я её не узнал. Нет, узнал, конечно, но только секунды через две. Обычно у женщин при взрослении округляются бёдра, я тут я лицезрел тот же процесс на метр выше, то есть на лице. Его изгибы приобрели плавную форму, несколько для меня непривычную, что и послужило причиной того, что я Олю не узнал. На какой-то момент я почувствовал моральное удовлетворение, поймав себя на том, что после взгляда на силуэт в целом, я рассматриваю у девушки лицо, а не грудь. Но в тот момент я всё-таки думал не о том, а пытался понять, кто передо мной. Затем предпринял успешную попытку натянуть на себя самую лживую (читай: искреннюю) из всех своих улыбок и сказать: "Привет". Улыбку я старался не снимать до самого конца, хотя было от чего натянуть свою естественную хмурую рожу: всё вновь шло не по плану. Я шёл на этот слёт с самым искренним намерением ограничить своё общение с Олей на том же уровне, что и в прошлый раз, а тут всё не так. И если в ситуации с Дашей и картой я сориентироваться не сумел, то здесь соображал с завидной быстротой. Объяснять, почему я дождался, пока подойдёт Владисс и предложил составить им компанию в дороге, я себе не хочу. Да и вообще не представляю, как я это буду делать, потому что у меня есть несколько вполне состоятельных неопровержимых на данный момент версий, каждая из которых меня, в принципе, устраивает. Было бы очень просто сказать, что я дал слабину, но это было бы ошибкой, поскольку идя с ними, я не испытвал ни малейшего дискомфорта. При этом я точно знаю, что воспринимать Олю просто как подругу не могу, чего греха таить. Оказавшись в такой ситуации я, в общем-то плюнул на всё, решив, что слёт уже всё равно безнадёжно испорчен. Не самая правильная идея, тем более, что я и сейчас не могу сказать, понравилось ли мне в целом это мероприятие. Но если бы мне предложили повторить, я бы, наверное, повторил.
Мы дошли до места едва ли не в рекордный срок, если вычесть наши остановки. Впервые я ни разу не ошибся в маршруте, проведя нашу троицу по самому короткому пути. По дороге встретил Эдика, который любезно сообщил нам о том, что мы уже близко. Ага, как же... На месте практически сразу наткнулись на Аню, ещё трезвую. Получив по дежурному поцелую в щеку, мы остановились поболтать и повыжимать сгущёнку из банки. Очень скоро пришли Даша с Ларьком.
Я решил поставить палатку рядом с Олей и Владиссом. На то может быть сто тысяч причин, и всякий интересующийся может назвать меня эксаудиристом, альголагнистом или ещё каким-нибудь страшным словом, неполно отражающим действительность. Да-да, я не отрицаю наличие у себя сексуальных девиаций (у кого их нет?!), но сконцентрировавшись на одной из них, можно пропустить остальные составляющие комплекса моего несовершенства. Лишь в сумме мы получаем конечный результат, в которым уже можно искать прчиины того, почему я всё-таки хотел поставить палатку рядом с Олей. Можно, но не нужно. Есть вопросы, в которых я не могу себе до конца верить, и это один из них.
Итак, мы пришли на место, посмотрели, куда будем ставить палатки. Я вытащил тент, затем растянул его. Разобрал вместе с Олей дуги. Потом я потянулся за палаткой, чтобы с выражением полной меланхолии на лице сообщить моей помощнице в собирании палатки, что собственно палатку я забыл. В конце концов, вышло хорошо, что я не догадался проверить комплектацию перед отъездом, но в тот момент я, сохраняя всё то же выражение обкуренного пацифиста на лице и бушуя от бешенства внутри, начал искать стяжки, твёрдо вознамерившись отдать себя на корм муравьям, спя не в палатке, но под тентом. Тем "приятнее" было обнаружить, что стяжки отсутствуют, как и палатка. У меня даже лицо не покраснело хотя если бы Оли рядом не было, я бы обязательно прочёл самому себе лекцию о собственной непредусмотрительности, чем и занялся через пять минут. Я посмотрел на тент, на чехол из-под палатки, на дуги, на гитару... и, послав всё к чертям, закинул в сумку к любимому инструменту портвейн, газировку и закуску, после чего отправился погулять. Очень скоро я нашёл неплохое место, достаточно близкое относительно лагеря, но достаточно далёкое, чтобы играть на гитаре в своё удовольствие. Хотя... не стоит, в принципе, обманываться. На самом деле, я хотел, чтобы какая-нибудь незнакомая девушка случайно набрела на меня, услышав звуки гитары и осталась посидеть. Ну а вследствии отсутствия оной, разговор я вёл с солнышком и природой. Портвейн с каждым глотком убеждал мой язык двигаться побыстрее, но красота природы одухотворяла настолько, что степенность беседы не потерялась бы, даже если бы я пил самогон. Я говорил медленно, раздумывая над словами. Говорил сам себе о красоте природы, о том, как прекрасна любовь. Я ни о чём не размышлял и ни в чём себя не убеждал - это было простое словоизлияние. Ощущение единства с природой в мысли прекрасно. Медленно перебирая струны, напевая что-то из классического реепртуара гитаристов, выросших на русском роке, я смотрел на солнце, мелькающее между стволами сосен, на ручеёк, змеящийся метрах в пяти внизу, на муравьёв, организовывавших тактическое наступление на мою закуску...
Вернулся я через час-полтора. Оли с Владиссом на месте уже не было. Ларёк, сидевший у костра и уже пьяный, сказал, что они на том берегу и что там ещё есть Лёня. Последнему известию я обрадовался, потому что хотелось всё-таки повидаться и с другими одноклассниками. Впрочем, как оказалось, кроме Оли, Ани, Ларька и Лёни никого из наших больше не было, что, в общем-то, удивительно. Я пошёл на другой берег, встретил их там. Поговорив немного с Лёней, попросил его вписать меня в свою палатку и, получив согласие, побежал перетаскивать рюкзак. Затем я побрёл в сторону лагеря школьников, где встретил Константина Николевича и его класс. Посидели здорово, но на гитаре не играли. Даже странно.
Фактически, есть смысл разделить слёт на смысловые части. "Ищу себя здесь и сейчас" - где-то до 23:30. "Нашёл себя здесь и сейчас" - после. Примерно в это время мы собрались у костра на том месте, где стояли Лёня, Оля, Владисс и ещё несколько человек. И начался наш концерт.
Я в своей жизни сменил не так много партнёров, с которыми вместе играл на гитаре. Фактически, только два человека втечение долгого времени разделяли со мной радость извлечения музыки из этого замечательного инструмента. Первым был Даня Бубнов, второй - Виталик Иванов, с которым мы вместе играем в группе. Владисс стал третьим. Мы много всего играли, звучали и Чиж, и ДДТ, и Кино, и Ария, и многие другие... Но ничего не было прекрасней в ту ночь, чем осколок Льда. Никогда ранее не удавался он так потрясающе. Эта песня, исполненная ночью у костра в две гитары - это нечто невообразимое. Каждая нота соло, выбегавшая из под моих пальцев, пробивающаяся в идеально ровный ритм Владисса, заставляла мурашки пробегать по всему телу. Эти несколько минут, которые играла эта песня, эти шестьдесят секунд соло, непрекращающаяся дрожь, пляска огня на углях костра, мерцание звёзд в воде и на небесах, бездонные глаза справа - всё это слилось в единый клубок. В этот момент мне было так хорошо, как не было с тех пор, когда мы с Олей были вместе. Дело не в ней, а, скорее, в степени кайфа, который я получал. Само ощущение её рядом с собой, вне зависимости от того, что между нами ничего нет, подливало масла в огонь, потому что надо всё-таки понимать, что в силу некоторых упоминавшихся мною когда-то причин на Оле построен мой идеал девушки. Когда идеал просто находится рядом с тобой, тебе хорошо. Эдакий фетишизм, если угодно.
На самом деле, я пытаюсь охарактеризовать это явление. Есть такое понятие, как пигмалионизм - наделение неживого предмета искусства (статуя, картина и т.д.) эротической привлекательностью (фотографии и кино к этому не относятся, потому что существующий на них человек реально существует во всей достоверности). Названо оно в честь кипрского царя Пигмалиона, изваявшего статую Афродиты и влюбившегося в неё. Согласно мифу, он вознёс мольбы к боине, и та, тронутая такой любовью, оживила статую, назвав её Галатеей. В этом отклонении важно не то, что объект сексуального влечения - это картина или статуя. а то, что его попросту не существует на самом деле. И нарисовав психологический портрет идеальной девушки внутри себя, могу ли я считать любовь к нему отклонением? Правомерно ли сравнивать картину внутреннюю с картиной художественной? Наверное, если это и правильно, то попросту не подходит в моём случае, ведь я ищу отражения этой картины, на которой нарисован несуществующий человек, в реальности, примеряя её ко всем подряд. Есть такие штуки в парках аттракционов, в которые засовываешь голову и тебя фотографируют. И получается твоё лицо на каком-нибудь забавном фоне. Я выступаю в роли фотографа в данном конкретном случае, хотя девушки, в принципе, могут точно так же подставлять меня в аналогичный макет. Просто для меня это сейчас не имеет такого значения.
Вижу я в этом и элементы некрофилии. Когда-то я уже рассказывал об анализе ощущений в мае прошлого года. Эти ощущения, что её со мной уже никогда не будет, - они точно копируют ощущения при смерти близкого человека. 13 мая Оля умерла для меня. Эволюция её образа прекратилась ещё в январе, когда я оборвал с ней контакты, а затем этот образ стал принадлежать человеку, обладающему свойствами мёртвого. Фактически, я испытывал чувства к мертвецу. В силу того, чтоя отказываюсь верить в собственные силы и в этом вопросе, я должен принимать, что не способен воспринимать Олю до конца такой, какая она есть сейчас, а значит, любить её не могу. Как у человека в пограничном состоянии - когда я просто разговариваю с ней ни о чём, для меня существует один её образ, живущий в момент разговора, когда обстановка становится романтической (типа сидения у костра), появляется другой образ, образ уже давно ушедшего человека. Я понимаю это как серьёзное психическое отклонение.
Пробуждение было не из самых приятных. Голова слегка побаливала после полутора литров среднеалкогольных напитков (допил портвейн, затем взялся за Pina Colada). Поминая нехорошими словами свою память, не предложившую мне в нужный момент захватить с собой Нурофен, я устроился позагорать на солнышке. Пока Алекси Лайхо надрывался у меня в наушниках, я наслаждался нежным солнышком и ждал, когда проснуться остальные. А надо сказать, случилось это нескоро. В принципе, ничего примечательного не произошло. Из всего утра мне больше всего запомнились мои мысли в тот момент, когда я просил у школьников дать что-нибудь от головы из аптечки, которые можно кратко охарактеризовать одной фразой: "Почему я не догадался спросить два часа назад?"
Дорога обратно заняла у нас больше времени - видимо, мы всё же немного подустали. Однако на электричку мы успели как раз вовремя, и в Девяткино, где Оля, Лёня и Владисс выходили (мне до Финбана), мы распрощались с ними. Распрощались до следующего слёта, хотя у меня есть кое-какие надежды на более ранние встречи.
С Лёней есть возможность увидеться в августовском походе, тут всё просто, хоят не факт, что он поедет. Оля... Есть у меня одна задумка, о которой я ей говорил и которую просто мечтаю претворить в жизнь. Надеюсь, мы с ней как-нибудь встретимся и я, в конце концов, получу желаемый рисунок. А с Владиссом мы, наверное, и вправду не увидимся до следующего слёта, но ночью 11ого мая я кое-что понял, когда мы играли на гитарах - я бы хотел играть с ним вместе в одной группе. Моим профилирующим инструментом всё больше становится бас-гитара и, быть может, когда-нибудь мы сможем играть вместе.

@музыка: MC Вспышкин & DJ Гагарин - Boogie Pimps, Somebody To Love (Steve Murano Remix)

@настроение: И пришла сессия... И живые позавидовали мёртвым...

@темы: Для памяти, Друзья, Мысли вслух, Чувства

01:08 

Флэшбэк на три дня

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)

Я приветстую в своём дневнике двух новых постоянных читателей: Мрачное Солнце...

...и Justice., которую (-ого?) прошу открыть свой дневник для меня.

Говорят, судьба также подчиняется закону равновесия. В силу субъективности человеческого восприятия окружающей действительности, можно говорить о полной бредовости подобного предположения, однако события последних дней прямо-таки дразнят меня как любителя символичности.
В череде смертей, поминок, походов на кладбище, несостоявшихся концертов и прочих неприятностей на меня обрушилась настоящая лавина "подарков судьбы". Начиная от места зампредседателя или даже председателя (зависит от того, сумею ли я вместе с Лукой протолкнуть его на пост председателя студсовета ОЭФ) в комитете по туризму студсовета ОЭФ с апреля и заканчивая сегодняшним знакомством.
В эту пятницу ездил к дедушке, как и собирался. Там же были моя тётя и двоюродная сестра. Ели мандаринки и конфеты, пили чай, разговаривали. На пятой партии я впервые сумел выиграть у дедушки в шашки. Спрашивал насчёт выборов и укрепился во мнении, что умные люди голосовать не пойдут.
В субботу после работы пришёл Данька, мы с ним поиграли немного. А потом мы с Аней пошли гулять. Портвейн - connecting people, no comments...
В воскресенье с утра поехал на еврейское кладбище. Мы стояли на морозе, обсыпаемые могильной землёй, и смотрели на старую могилу, вечный покой погребённых в которой был потревожен. Куртик Борис Абрамович, мой прадед, умер в январе 1953его года. Повесился. Тогда же и была возведена эта могила. Героический человек. Видный партийный работник, да ещё и еврей - он не сумел избежать той участи, которая рано или поздно настигала всех таких, как он. Но ясно понимая, какие тучи над ним сгустились, он принял отважное решение - уйти из жизни. Это означало, что его семья не получит клейма "семьи предателя", а для него самого выхода фактически не было. Он же не знал, да и кто тогда мог такое предположить, что жить Сталину с его режимом осталось семь недель... Почти 50 лет спустя, в августе 2002ого, в эту же могилу был опущен прах моей прабабушки, Людмир Марии Марковны, а 24его феврался работник кладбища раздробил мёрзлую глину, чтобы отец опустил в ямку чашу с прахом моей бабушки и повесил ещё одну мраморную табличку. Перед этим все мы коснулись чаши рукой, как положено по традиции, а затем каждый из нас кинул в могилу горсть земли.
К половине третьего того же дня я подошёл на Марсово Поле, где встретился с Лукой и его малолетними запевалами, смотавшихся от ментов. Сердце моё возрадовалось от мысли, что рокеров вновь загоняют в андэграунд, но как-то не особо остановилось на этой мысли. За спиной приятно поплёскивался ром в стеклянной бутылке, а под ногами постукивали колёса метро. У меня получился прямо-таки день встреч: на пересадке я встретил Катю Кочерженкову, а потом и Костю из 140ой группы. Мы двинулись на Крестовский, в вестибюле которого, предварительно закупившись всем необходимым, выпили ром в память Егора Летова.
Мы с Лукой двинулись к нему домой, а затем в Орландину, добавив в мою копилку случайных встреч за тот день ещё и встречу с Томой. В Орландине должен был состояться концерт в память Летова, но славным спецслужбам города Санкт-Петербурга были даны указания, явно противоречившие нашему желанию помянуть великого человека. В результате, в клубе начался пожар, и нам пришлось оттуда свалить. Денег за билеты нам, етсественно, никто не вернул.
В этой ситуации, когда концерт, на котором я смог оказаться только благодаря помощи незнакомой мне женщины, вновь доказавшей, что я не зря верю в человечество, я был несколько разозлён. Повернвшись к Луке, Игорю и остальным, я предложил продолжить концерт у меня дома. Так был организован сымпровизированный квартирник памяти Егора Летова. Мы менялись инструментами, пели по очереди, но десяток-полтора песен было сыграно, а финальная "Всё идёт по плану" была безупречна с невероятными басовыми и электрогитарными соло.
Сегодня было четыре пары - всегда не подарок, особенно если толком-то и прогулять нечего. После последней, физкультуры, случилось несколько случайностей, которые, по-видимому, предопределили кое-что в моей ближайшей жизни. Если бы хоть чего-нибудь из этих мелочей не произошло бы, ничего бы не произошло. Вначале я задержался минут на десять поболтать с Лукой. Затем, уже выходя из спортцентра и пойдя по привычке налево, я вспомнил, что хотел попробовать идти не по Садовой, а добраться до набережной Фонтанки. Подумано - сделано. И вот, уже находясь в сотне метров от Невского с гремящим Manowar в наушниках, я был вынужден остановиться и вытащить "бананы" из ушей. Просто проходящая мимо меня девушка что-то мне сказала. Оказалось, она поздоровалась. Я в ответ сказал: "Привет" и пошёл дальше. Мысль: "Я туплю," - пришла ко мне уже на Аничковом мосту. Не сбавляя шаг, я оглянулся и увидел, что девушка уже успела отойти на приличное расстояние. Ноги продолжали своё движение, но мозг лихорадило. Идиотом я себя обозвал, уже когда перешёл мост, быстро развернулся и пошёл обратно. Мне повезло: девушка, которая, как мне вначале показалось, уже скрылась из пределов видимости, стояла, оперевшись на решётку набережной. Она внимательно смотрела на меня, пока я подходил.
-Как дела?
-Хорошо. А у Вас?
-Да неплохо, - ответил я после пятисекундных размышлений.
-А почему Вы спрашиваете?
-Просто решил, что раз уж Вы поздоровались, то надо как-то продолжить разговор, - сказал я и улыбнулся.
Мы пошли гулять. От Аничкова до Ломоносова, через мост и обратно, до Летнего Сада, вдоль него по набережной Лебяжьей канавки и через Марсово Поле, на Моховую глянуть на шпиль, к которому добираются по крышам, на Пестеля за булкой для уток, затем кормёжка этих очаровательных птиц на месте слияния Фонтанки и Мойки, потом Гагаринская, Чайковского, Литейный, Невский, Гончарная. Болтали обо всём, особенно о городе. И надо сказать, что безумная любовь к Санкт-Петербургу является едва ли не единственной нашея общей чертой. Я рассказывал её о городе, а она внимательно слушала, и ей таки было интересно. Говорили друг о друге, задавали вопросы, рассказывали ассоциации, связанные с местами, по которым мы проходили.
Поначалу я пребывал в несколько удивлённо-недоверчивом состоянии. Просто мне казалось, что ни с того, ни с сего здороваться с бородатым волосатым угрюмым мужиком в костюме, пыльном плаще и с зонтиком-тростью несколько необычно. Но её ничто во мне не отталкивало - она была естественна, как ребёнок.
У нас с ней нет почти ничего общего. Мы слушаем разную музыку, у нас разный смысл жизни и разные взгляды на неё. Она не имеет НИ ОДНОГО качества, которые я приписываю идеальной девушке. Но она сама напомнила мне, что я забыл взять у неё номер телефона, сама предложила встретиться ещё раз, а я сам хотел проводить её и увидеть вновь. Просто я не могу относиться к таким отношениям, как к чему-то, что имеет далеко идущее будущее, но при этом мне кажется, что это именно то, что мне нужно здесь и сейчас. Нужно о ком-то заботиться, и я, кажется, нашёл человека, готового мою заботу принять и что-то за неё отдавать. Что ж, посмотрим, что из этого получится...

@музыка: Judas Priest - Turbo Lover

@настроение: Пойду-ка я спать...

@темы: Грустное, Для памяти, Друзья, Концерты, Отношения, ПЧ, Чувства

04:03 

Прощание

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
Меня втолкнули во взрослую жизнь. Втолкнули резко, грубо, больно. Со всем и её ужасами и бытовухой и бех каких-либо её радостей. Помню, когда мне было лет двенадцать - тринадцать, я мечтал поскорее стать восемнадцатилетним. Я думал: "Вот исполнится мне восемнадцать - сразу начну заниматься сексом". Забавно, что всё вышло наоборот.
14 февраля называют Днём всех влюблённых, Днём Святого Валентина. Для меня этот день никогда не был праздником, потому что так уж получилось, что я никогда не встречал его с девушкой. И теперь, по-видимому, он уже никогда и не станет для меня таким, потому что в этот день умерла моя бабушка.
Сегодня я заметил одну вещь: я с таким удовольствием читаю биографии различный людей, люблю блоги, в которых люди подробно расписывают свои чувства, но ничего не знаю из жизни собственных близких. За поминальным столом дедушка рассказывал свои воспоминания о любимой женщине, с которой он прожил вместе 43 года, а я - страшно подумать - знал из множества услышанных историй всего одну, да и то не полностью.
В 1995ом году умерла дедушкина мама. Я видел её несколько раз, в памяти несколько смутно, но всё же осталось её лицо. Пожилая женщина, прикованная к кровати своей старостью. Когда я приходил, она всегда угощала меня печеньем. Но печенье мне не нравилось, и поэтому я не очень любил к ней приходить. Но её смерть повлияла на меня совершенно невероятно для того возраста. В шестилетнем возрасте я осознал, что мои близкие со мной не навсегда, что их надо ценить. И это понимание выразилось в моей любви к другой прабабушке - матери моей бабушки.
Это была потрясающая женщина, героиня Великой Отечественной Войны. Безумно красивая в молодости, она потеряла одного за другим двух мужей в годы войны, но сумела вырастить дочь и приёмного сына от второго мужа, вырвавшись из блокадного Ленинграда. Того самого блокадного Ленинграда, под песни Сплина про который колбасятся тысячи идиотов, пришедших на Чартову Дюжину, не понимая ни смысла песни, ни идеи автора. Я любил свою прабабушку так, как только может любить ребёнок. Я помню практически всё: и модели корабликов у неё на шкафах, и фигурки за стеклянными створками, которые сейчас хранятся у нас, и бамбуковые палки для штор, и журнал с образцами тканей, и вид из окна, и саму квартиру, и кастрюли, на которых я в каждый свой приход в гости играл, как на барабанах, и шахматы, и репродукция картины Пикассо с собаками, играющими в покер. Моё самое раннее воспоминание связано с ней: мне два года, я стою на какой-то железнодорожной станции, а моя прабабушка рассказывает мне, зачем люди машут руками при ходьбе. Единственное неприятное воспоминание, связанное с ней, относится к самому концу 90-ых. Я, моя двоюродная сестра Маша и наша прабабушка пошли гулять. Возвращаясь, мы остановились перед дорогой, собираясь её переходить. Я взял и быстро перебежал через дорогу, а Маша пошла вместе с прабабушкой. И тогда прабабушка сказала мне: "Вот с тобой я не пошла бы в разведку. А вот с тобой, Машенька, - добавила она, обращаясь уже к моей сестре, - пошла бы". Я не обиделся совершенно. Но обидно было ужасно. И то недолгое время, которое нам ещё оставалось провести вместе, я старался доказать ей, что со мной тоже можно идти в разведку. Но она об этом так и не узнала.
Она умерла в 86 лет, более шести с половиной лет назад, но я до сих пор помню её смех, её голос.
Моя бабушка ненадолго пережила свою мать, и хотя Войну она прошла ещё ребёнком, а с мужем своим много лет прожила в счастье и радости, умирала долго и тяжело, прожив всего 67 лет. Последние две недели были особенно мучительны как для неё, так и для её близких. Её жизнь всё время висела на волоске под тяжестью множества одновременно свалившихся на неё болезней. По недосмотру медперсонала она сломала ногу, а из-за некомпетентности врачей было проведено недопустимое в её состоянии обследование - всё это стало последней каплей, погубившей её. Так сработали лучшие врачи нашего города - мой отец не жалел денег на спасение своей мамы.
Шесть с половиной лет назад, во время похорон, я плакал, потому что понимал, что никогда больше не увижу любимого человека. Сегодня, во время похорон, я рыдал, потому что любимый человек больше никогда не увидит меня. Именно так. Потому что она никогда больше не почувствует радость из-за меня, любовь ко мне. Я не верю в существование души, и знаю, что она уже ничего никогда не почувствует, в том числе и горечь от невозможности почувствовать. Но эту горечь могу почувствовать я. И только потом боль от того, что сам никогда больше не увижу человека, который меня любил. Мне кажется, что это и есть т.н. "взрослость", и заключается она в мыслях и заботе не о себе, а о других. И хотя я никогда не дарил бабушке столько любви, сколько её маме, я всё равно любил её, и она должна была это знать. И я очень сожалею, что сегодня впервые сказал ей, что люблю её, поцеловав в холодный лоб уже лежащую в гробу и усыпанную цветами.
В субботу мы с Машей пойдём на кладбище навестить наших бабушку и прабабушку. Будет 9 дней, и хотя в наших семьях не принято соблюдать эту традицию, мне кажется, что надо просто сходить на кладбище, когда есть возможность, при желании привязав это к тому, что именно столько пройдёт дней. Потом я хочу зайти к дедушке и сказать ему, как сильно я его люблю. А потом поиграть с ним в шахматы. Я хочу, чтобы он рассказал мне о своей жизни, потому что всё, что мне известно, это то, что он разбирал последствия аварии Чернобыльской АЭС и участвовал в создании Саяно-Шушенской ГЭС. Я хочу знать своих близких. Ведь они для меня куда ценнее, несравнимо ценнее, чем случайные знакомые по интернету или какие-нибудь Наполеон или Карл Великий. И возможности узнать их у меня с каждым днём всё меньше и меньше. Этим летом, чего бы мне это не стоило, выберусь в Израиль, приеду к другим дедушке с бабушкой и обниму их крепко-крепко и скажу им, как сильно я их люблю.
Мы с Машей постепенно становимся всё ближе друг к другу, начиная с нашей совместной защиты рефератов год назад. Она очень умная девочка, тем более, что ей всего 16,5 лет, с ней всегда есть, о чём поговорить. Смерть бабушки сблизила нас ещё больше, мы впервые говорили о чувствах и ощущениях друг друга.
Я всегда мечтал о родной сестре. Надеюсь, мы с Машей будем чаще встречаться и я смогу о ней заботиться, как старший брат, хоть и не родной, а двоюродный.
Я не узнаю себя. За три дня я очень изменился, причём в лучшую сторону. Я повзрослел. Но вместе с этим во мне возникло направление философской мысли человечества, которое я старался не рассматривать совсем уж под микроскопом все те годы, что задумывался над ним. Философия смерти человека.
Этот вопрос пару раз обсуждался мной на страницах этого дневника, но с тех пор многое изменилось. Время стало течь быстрее. Я бы хотел задать своему отцу вопрос, но я боюсь за него, потому что этот вопрос может вызвать у него страх: "Ты понимаешь, что ты следующий?". Наши родители, бабушки, дедушки - это некая психологическая преграда в нашем страхе перед смертью. У меня эта преграда была настоящей стеной, потому что все они были живы. А теперь стена пошатнулась, она рушится на глазах. А что происходит у моего отца? Лет через десять он уже будет нянчить внуков. Сегодня умерла его мать. Я даже думать не хочу, какого это: потерять маму. Я думаю о другом: какого оказаться на своей ветке генеалогического дерева в соседнем окне с уже умершими? Мне страшно уже от того, что со мной есть такое через одно окно, что же чувствует папа? Да, есть ещё дедушка. Он жив и, несмотря на перенесённый около года назад инфаркт, в хорошей физической форме... Я не знаю, что чувствует отец, и никогда у него этого не спрошу. Но в меня проникает страх. Страх от того, что жизнь летит на безумной скорости, от того, как мало отпущено человеку. Ещё недавно мне казалось, что 60 лет - это достаточно большой срок. А сейчас я спрашиваю: "Достаточный для чего?". И понимаю, что для Целей и Задач (именно с больших букв) ни разу не достаточный. Да, масса людей становились великими, прожив и более короткую жизнь: Пушкин, Чехов - это из тех, кто сразу пришёл мне в голову. Но сколько бы всего они ещё успели бы совершить, если бы их жизнь была дольше! Смотря на 23 тома Гегеля, стоящих на парте и подпирающих потолок, у многих возникает ощущение, что их не прочитать за всю жизнь. А есть те, кто прикидывает, стоит ли тратить время на его прочтение, потому что жизнь коротка. Две не самые приятные категории людей, порождённые слишком быстрым течением времени.
У меня есть ещё лет пятьдесят, но я уже начинаю спешить. Правильно ли это? Я столько раз обращался к герою Зюскинда, неужели я хочу стать таким, как он?
Я бы хотел знать, умерла ли бабушка счастливой. Не для того, чтобы получить указание на то, как жить (то, что делает счастливым одного человека, не обязательно сделает счастливым другого), а просто потому, что очень хочется верить, что она знает, что прожила жизнь не зря. Что великое множество лет она делала счастливым моего дедушку, подарила жизнь двум своим детям, двум внукам и внучке. Я сегодня смотрел на фотографии её молодой в старом фотоальбоме и спрашивал себя: ставит ли эта молодая красивая женщина себе цели, которых она добилась в жизни?
Она умерла в больнице, возможно даже, не приходя в сознание.
Я бы хотел умереть в горах, в окружении дорогих мне людей, в том числе тех, кому я дал жизнь, смотря на голубое небо и яркое солнышко, как когда-то давным-давно, в середине 90-ых, я сидел у ног сидящей на скамейке бабушки и точно так же глядел напереливающийся жёлтый диск в бесконечном лазурном сиянии.
Я люблю тебя.


Приветствие новым постоянным читателям будет в следующей записи. Думаю, вы меня поймёте.

@музыка: Wolfgang Amadeus Mozart - Noordhollands Jongenskoor & Koorschool, Timmerman - III. Sequentia: Lacrimosa dies illa.

@настроение: Мне безумно горько...

@темы: Для памяти, Грустное

22:37 

Новый Год. Итоги

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)

Сегодня моя любимая ночь в году. Ночь с 31ого декабря на 1ое января. И мой самый любимый праздник - Новый Год.
Говорят, как Новый Год встретишь, так его и проведёшь. Забавная пословица - она уже три года заставляет меня все 365 дней наблюдать её соответствие реальной жизни. Вот Новый 2003ий Год я встретил просто потрясающе - лучшее празднование. которое у меня когда-либо было - но год был достаточно серым и скучным, полным негативных моментов. А если из последнего... Новый 2006ой - ужасное празднование, полная противоположность предыдущему примеру, но какой был год, это, конечно, нечто! Лучший год за всю мою жизнь. Первая попытка самоубийства, первое признание в любви ко мне, первый секс, первые горы... Впрочем, всё это было уже давно. Сейчас прошёл уже 2007ой, который, сказать по правде, был весьма посредственным. Называйте меня как угодно, но я, успев в этом году закончить школу, поступить в два ВУЗа, сдать две серии зачётов одновременно, дважды сходить на байдарках, написать дневник на тысячу страниц формата Word (в самом жёстко отредактированном варианте), трижды съездить в Москву и ещё один раз в Тверь, посетить 22 концерта и 3 фестиваля тяжёлой музыки, провести несколько многодневных научно-религиозных и политических споров, поднять свой уровень игры на гитаре до достаточного для выступления с группой и ещё кучу всего, тем не менее, считаю, что год провален. А почему? Да потому что желание, загаднное мною в новогоднюю ночь, не сбылось. И всё остальное не имеет значение. А загадал я одну простую, казалось тогда, вещь: встретить с Олей следующий Новый Год. Жаль, что в этот светлый праздник на глаза наворачиваются слёзы, но всё, что я сделал в этом году, ни на шаг не приблизило меня к самому главному, к исполнению моего желания, пусть даже слово "Оля" со временем заменилось на бесцветное "любимая". И сейчас я, встречая Новый Год в окружении семьи и друзей, чувствую себя самым одиноким человеком в мире. А ещё у меня впервые Новый Год без снега.
Я не знаю, что будет дальше, но я знаю, что было и что есть. Это мой первый Новый Год без снега - он словно знак судьбы, символизирующий новую жизнь... Новые перемены? Да, наверное. Я же всё время меняюсь. Но мне не хочется больше ничего столь же радикального, что было в конце января или в мае. Хватит с меня резких скачков. Развитие должно быть постепенным, а не как у меня - несколько проскоков и я впереди планеты всей.
Устоить себе вечер воспоминаний? Все подводят итоги под Новый Год, я тоже буду, мне очень нравится подводить итоги. Выше был краткий обзор главных событий, а сейчас будет полнометражный просмотр. Единственный раз в году включаю Аббу и... Поехали.
"От триумфа до трагедии", январь.
Никогда ещё в моей жизни последняя неделя месяца была противоположностью первой. Раньше на месяц намечалась общая тенденция. Да, этот январь запомнится мне на всю жизнь, потому что в этот месяц рухнули мои мечты. "Отличное" начало года, не предвещавшее мне ничего хорошего. Но первые полторы недели были, наверное, одними из лучших, и в этом заключается особый ужас потери - я как раз был на самой высоте. А так было три совершенно потрясающих встречи, каждая из которых накрепко засела у меня в памяти. А потом закончились каникулы, и всё полетело в пропасть так стремительно, что уже не остановишь. Ну ладно, дело прошлое. Просто в последний раз проводя ревизию по уходящему году, хочу подчеркнуть эти моменты. Что было дальше? Прыжки в окно, кидание под машину - всё-таки я везунчик. Январь подходил к концу, и я за тридцать один день потерял всё что у меня было: любовь, уважение к себе, цель в жизни. Передо мной открывалось строительство новой жизни на сгоревшем остове разрушенного 2006ого года. Я должен был восстановить себя из руин.
"Сильней страдают те, чьё горе молчаливо" (Расин Жан), февраль.
Абсолютно пустой, пролетевший мимо меня месяц. Ни единого значимого события, даже захудалого концертика в него не было. Только общая подавленность и... И первые кирпичики. Первые, неосознанные, но уже готовые к использованию, к строительству нового человека. Если человек постоянно находится в подавленном состоянии, у него происходит защитная реакция, старающаяся его из этого состояния выбросить. И меня медленно, но уверенно выбрасывало. Самым главным было то, что я сумел взять себя в руки и осознать, что всё кончено. Истерик, как в январе, не было. В моей голове впервые в жизни выстроилась картина реальности, которую я спустя почти год могу назвать чёткой. Началось мой постоянное обращение к дневнику, потому что мне было необходимо очищаться от страха несбыточности мечты, который теперь преследовал меня. Анализируя собственные поступки, я пришёл к главному тезису, который постаивл меня на ноги: "Таких, как я, великое множество И они это пережили". Я в это верил. Заставил себя верить, что я такой же, как все. Защитная реакция организма, мать явлений толпы, общего неформализма и человеческой массы. Желание быть с таким, как ты, чтобы чувстовать себя защищённым от суровой окружающей действительности. Февраль сделал меня слабым, но дал мне жизнь. Напрашивается аналогия с новорожденным, который ощущает себя всесильным до своего рождения.
"Безразличие - это паралич души, преждевремнная смерть" (Чехов), март.
Сосредоточение на собственных интересах помогает выбраться из ямы. Пропала необходимость плакаться, что позволило мне закрыть дневник и всю мою личную жизнь от глаз моих знакомых. Я безусловно стал сильнее, хотя каждый вечер был для меня кошмаром, а по ночам мне всё так же снилась она... Но я уже мог отбросить грусть для того, чтобы рассмотреть аспекты, связанные с ней. Я начал не просто задумываться о фундаментальных вещах, но тщательно их анализировать. И особенно меня волновало явление толпы и ослабления человеческой индивидуальности. Уже сейчас я понимаю, что сомнения в ключевом тезисе моего существования, обозначенного в феврале, родились именно в этот момент, но тогда для меня это был путь к сохранению моего я перед распадом. Передо мной встали противоречия в основных вопросах моего дальнейшего развития, и я начал путаться в парадоксах. И смотря со стороны, я ужасаюсь тому, насколько близок я был к впадению в пограничное состояние. Это был бы конец. Как я сумел ответить самому себе, останется загадкой, но самое главное, что я всё же сумел. Сумел распутать множество сложнейших узелков, сдерживавших опутавшие меня верёвки. Всё это было сделано за один единственный месяц. И справившись с этой задачей, я вновь обратился в себя, но уже облаждая совершенно новым уровнем мышления и знаний о человеке. И посмотрев, я ужаснулся.
"Толпа достойна умереть прежде чем она родилась" (Аристотель), апрель.
Апрель начался с того (а точнее - март закончился тем), что я осознал сделанные собой ошибки. Спустя более, чем два месяца, но я сумел раскидать по полочкам все свои действия. И этот грандиознейший успех, тем не менее, означал серьёзный удар по моей защитной системе, потому что заставил меня полностью сосредоточиться на проблемах своего развития. Я осознал, насколько высока скорость моего внутреннего роста, и стал готовиться к войне. К войне с социализацией. А для этого надо было вначале решить много проблем, и уже тогда я это осознал: проблема становления человека в обществе, значение социальных институтов в моей жизни, отождествление себя с общей серой массой... И я встал перед главных конфликтом на тот момент, который заключался в том, что я не хотел принадлежать толпе, быть её безликим участником. К этому конфликту в таком возрасте приходят очень многие, но я не позволил ему идти своим путём, но сам направил его в нужное русло. И в этот момент столкнулись два непримиримых убеждения: "Таких, как я, великое множество", и "Я - яркая индивидуальность". И я задумался: "Правда ли, что таких, как я, много?". И с великим ужасом пришёл к выводу, что это совсем не правда, а очень даже ложь и пустой самообман. В конце апреля моя защита начала трещать по всем швам и заклёпкам. 19 апреля - первый сбой налаженной системы, первая серьёзная схватка противоречий. Истерика. Но я не рассматривал это в таком свете. Откровение я видел в том, что всё, что я делал, было напрасно и моя защита не сработала. То, что я сам её разрушил, мне было не видно. Стресс подобного рода - победа первого тезиса. И на какое-то время всё успокоилось, а я смирился со своей жалкой участью.
"Через тернии к звёздам", май.
Удивительный месяц. Месяц, за который я из жалкого осваивающегося растоптанного юноши превратился во взрослого рассдутельного умного человека. Месяц, в который произошёл самый крупный скачок моего развития за всю жизнь. А началось всё с того же, чем закончился апрель. Я был совершенно подавлен провалом своей обороны, но держался из последних сил, продолжая отступление. И 11 мая настал день, когда отступать было больше некуда. Я проиграл, это было очевидно. Тотальное ощущение собственного бессилия поразило меня, и я полностью потерял контроль над собой. Пропало всякое желание жить. Тут нельзя говорить ок каком-то смирении, потому что не было даже осознания. Я не мог смириться, потому что в какой-то момент перестал принимать существующие обстоятельства. А это уже называется уходом в мир иллюзий. Из такого состояния не возвращаются. А я вернулся. Наверное, потому, что был в нём считанные минуты, прежде, чем начал борьбу. Такой скорости мыслительной деятельности у меня не было ещё никогда - организм выставил свои оборонительные редуты против психической атаки, активировав работу мозга на доступном максимуме. Это был последний шанс, и он был использован. Весь мир перевернулся. Задача, поставленная в январе, была достигнута - я сумел заставить себя поверить в то, что Оля мне больше не нужна. Конечно, это была ложь, потому что не происходят такие вещи в одночасье, но главным было то, что я сумел заставить себя поверить в это,и спользуя новый тезис, который до сих пор не вошёл у меня ни с чем в противорречие: "Всё ещё будет". Три коротких слова спасли меня. Я в них поверил. И верю до сих пор.
"Перед человеком к разуму три пути: путь размышления - это самый благородный; путь подражания - это самый лёгкий; путь личного опыта - самый тяжёлый путь" (Конфуций), июнь.
События конца апреля - начала мая не разрушили созданный в феврале и марте фундамент, что позволило начать строительство нового человека не с чистого листа. База, разумеется, прошла через все года, не претерпев изменений даже в январе, моральные принципы были преобразованы и использовались, осталось строить отношение к миру и к себе. У меня был разработан только один аспект - отношение к толпе, аспект, который привёл меня к внутренней революции. В июне мною были заново созданы отношения к жизни как процессу, к собственному возрасту, к любви как духовному понятию, к дружбе. Это только из основного. То есть можно говорить, что после майской встряски я ещё до конца не оправился, и глобальные вопросы практически не затрагивал, несмотря на то, что именно они привели к сущестовавшему положению. Да и нехватка времени сказалась: экзамены всё-таки. Отличным стимулятором послужил выпускной, позволивший мне более полно рассмотреть изучавшиеся в течение месяца вопросы. А затем я ушёл в поход.
"До глубины мысли иногда надо подниматься" (С.Е. Лец), июль.
Вообще, факт отсутствия рядом постоянного раздражителя в лице Оли несомненно очень поспособствовал процессу моего нового развития. Прошло меньше месяца после окончания школы, я вернулся с Эммауса, и был дома совершенно один. И наконец, началось то, что должно было начаться - определение главных жизненных вопросов. Начиная с июля моё изменение существенно замедлилось, потому что в июле был завершён новый слой, который можно сравнить с Земной мантией при том, что база - ядро. С тех пор я фактически оттачиваю кору, что было бы совершенно невозможно без того, что я сделал тогда. Прежде всего, это понимание смысла жизни. Это надо было сделать, пусть даже на неоконченном уровне, но надо было. То, что он претерпевал у меня определённые изменения за прошедшие полгода, уже не имеет такого колоссального значения. Куда важнее сам факт веры в собственное будущее и мысли о нём. Появились мысли о том, почему всё есть так, как оно есть. Я вернулся к оставленному в апреле рассмотрению себя в прошлом, то есть вновь спал использовать фрейдовские методы. И ещё одним важным моментом стало то, что я вновь ощутил потребность в заботе о людях.
"Первая из самых демократических доктрин заключается в том, что все люди интересны" (Честертон), август.
Август был очень интересен. Я поступил в свои университеты, и мог спокойно предаваться раздумьям. Я ни к чему не был обязан и просто размышлял. И продуктивность моя была просто потрясающей, о чём говорит хотя бы количество записей в дневнике за этот месяц - 10! Произошло окончательное формирование моих интересов и моего отношения к миру. Вновь мысли о будущем, но налаживание связи с прошлым. Окончательная формулировка задач и многое-многое другое. Фактически всё то, что было придумано в июле, теперь облекалось в подходящую форму и рассматривалось под лупой, получая свои дополнения и обновления. И над всем этим возвышалась совершенно новая мысль, порождённая идеей о яркости собственной индивидуальности: "Людей объединяет то, что каждый из них - яркая индивидуальность!". Ничего более наивного и эстетичного мне сейчас даже придумать сложно, но тогда было очень важно взять кажущийся утопичным тезис для того, чтобы отступать от самого высокого уровня филантропии, а не наращить новый над мизантропией. Сейчас эта идея сильно деформировалась, так что можно говорить о том, что всё было сделано правильно.
"Друга долго ищут, с трудом находят и трудно его сохранить" (Публий), сентябрь.
Новые знакомства - самый главный фактор, влияющий на моё развитие в сентябре. Соответственно, вектор был направлен не на будущее, а на прошлое и настоящее, не на мои теоретические отношения с человечеством, а на конкретных людей. Здесь и поиск ошибок, и рассмотрение перспектив, и извлекание ценного... Это было как практическая работа после долгих есяцев теории. И в результате я достиг того аналитического аппарата, которым обладаю сейчас: настолько мощного, что люди читаются, как книжки. Это позволило мне оставить рядом с собой только многотомные романы, отбросив ненужную макулатуру. Ролное понимание стало залогом моего успеха. И люди потянулись ко мне, поначалу такому отчуждённому и пугающему. И у меня появились новые друзья. Начались формироваться новые, взрослые отношения с девушками, основанные исключительно на дружбе. Я установил свою социальную позицию, причём сумел-таки сделать это так, чтобы она не противоречила моим убеждениям из первой половины года.
"Гений есть терпение мысли, сосредоточенное в известном направлении" (Ньютон), октябрь.
Мой отрыв от привычной обстановки рано или поздно должен был заставить меня попытаться к ней вернуться. Первые предпослыки к этому были в августе, котгда я встречался с Аней и Олей, а в октябре это стало вполне осязаемым напрявлением мысли. Я всё чаще стал обращаться в прошлое и искать в нём причины происходящего со мной. Постепенно, прошлое стало моим единствненным источником мыслей. И так было до тех пор, пока я не пришёл к новому глобальному конфликту, в очередной раз перевернувший моё восприятие с ног на голову. Этим конфликтом стала моя гениальность и её восприятие мною и окружающими. Я на словах решил, что мне не стоит признавать себя гением, потому что таким образом я вступаю в конфликт с окружающими и ставлю себе рамки, которые могу не выдержать. Но гланвое отличие этого конфликта от всех предыдущих заключалось в том, что я понимал, что именно будет при предложенном решении. И делая что-либо для разрешения конфликта, я знал, чем оно должно завершиться. И я оказался прав.
"Для великих дел необходимо неутомимое постоянство" (Вольтер), ноябрь.
Я окончательно привык к новой обстановке, что позволило мне вернуться в состояние, похожее на августовское - мыслить, мыслить и ещё раз мыслить. Новое переосмысление мира, произошедшее у меня за невероятно короткий срок (предыдущий промежуток был более года; здесь же всё случилось за пять месяцев), потребовало новых взглядов на вещи. И я вновь стал рассматривать уже изученные вопросы, но уже под новым углом. Я перестал обращаться исключительно в прошлое, используя всё обозримое время: прошлое, настоящее и будущее, что позволило мне гораздо полнее и точнее описывать происходящее. Окончательно были сформулированы взгляды на жизнь и смерть, любовь и ненависть, одиночество и дружбу. Всё было доведено до ума долгими январскими ночами. Я писал музыку и психоделические стихи. Мне было хорошо.
"Зависть терзает и сама терзается" (Овидий), декабрь.
Весь декабрь у меня прошёл под пылающей звездой зависти. Вначале это незнакомое чувство просто взорвало меня, придав мне настоящую гиперактивность: за первые две недели декабря я вышел на совершенно новый уровень игры на гитаре, достиг успехов в учёбе, да и просто почувствовал себя способным на многое. Зависть вкупе с гордостью (осознанием того, как я крут) помогла поверить в достижимость целей (по принципу: я лучше его; если у него получилось, то у меня тем более получится). Зависть - лучший стимул к действию, к самосовершенствованию. А потом началась зачётная неделя, и все свои мысли мне пришлось отложить в сторонку. Просто взять и настроить себя исключительно на работу. А потом я просто спал два дня. Так для меня закончился этот год.
Вот и всё, итоги подведены. Я делаю шаг и вступаю в новый, 2008 год. Не знаю, что меня там ждёт, но моё новогоднее желание будет отличаться от прошлогоднего только одним словом, о котором было сказно выше. Это было, есть и будет самое главное для меня.
С Новым Годом!


@музыка: Abba - Happy New Year

@настроение: Новогоднее!

@темы: Для памяти, Чувства, Я

22:14 

Соответствие самому себе

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
На улице снег. Целая куча снега. И пофиг, что он расстает, - главное, что он есть сейчас. То, чего у меня не было прошлой зимой, хотя было нужно мне - кровь из носу. Мне его действительно не хватало...
Это было так давно: лежать в снегу, юмористические тексты про металлистов в трясущихся от холода пальцах, угрозы поцелуя... Но главное - это снег. В ту зиму выпало много снега. И чёрт побери, как я был счастлив тогда, в уже невероятно далёкие 16 лет... Не имея ничего, кроме размытых перспектив, ни задумываясь ни о чём, кроме ближайших концертов, не веря ни во что, кроме светлых идей, я был счастлив. Не думая ни о чём, лёжа в снегу, я был счастлив. А Оля была рядом.
К чему я, собственно: свинство, что как идёт снег, у меня нет девушки. С Катей вообще ничего не вышло, но есть пара моментов, из-за которых я могу считать время, проведённое с ней, потраченным не впустую. Хотя бы то, что я всколыхнул в себе воспоминания о том, что вообще значит "быть с девушкой".
Передо мной встала проблема постановки самого себя в этом мире. Я уже говорил о своей самооценке и о том, что считаю себя стоящим очень высоко. Но одно дело - слова и постановка целей, и совсем другое - выполнение необходимых требований. Жизнь - не Новый Год, подарков будет по минимуму. А это значит, что необходимо научиться работать. Это, разумеется, очевидная истина. Не столь очевидно для многих другое: надо соответствовать той позиции, которую ты занимаешь. Всё просто: если ты сверху, то проявляй инициативу, если снизу - смотри не усни. Пример наглядный; если понять, на какие аллегории способен мой спермотоксикозный мозг, то картинка в голове появится особенно чётко, ясно, а значит, хоть на какое-то время там задержится. На самом деле, я хотел указать на то, что речь может идти не только о служебном положении и положении в обществе. Ключевая идея: ты должен соответствовать тому, как ты ставишь себя в обществе. И с этим у меня всегда было жёсткое несоответствие.
Пытаюсь вспомнить свои первые маски, но как-то не получается... В конце восьмого класса, помнится, появилась маска циничного хулигана, отброшенная на время, но вернувшаяся после ссоры с Мариной в девятом классе. Неплохое было время, на самом деле, раз не надо было носить маску. Понимаю это, как всегда, уже слишком поздно. Этому образу я вполне соответствовал, хотя наблюдалась моя постепенная деградация и... резкий скачок в июне 2005ого. Дикий удар по моему самолюбию.
Что было до этого? Вылет из 239 опустил меня на самое дно. Ни о какой любви к себе и речи быть не могло. Быстро подучив химию в начале учебного года, я достаточно быстро обнаружил своё превосходство в образовании над своими одноклассниками. Двойка по математике в восьмом классе физмат лицея оказалась пятёркой в девятом классе обычной школы. То же самое случилось и по другим предметам. Идеи закончить год на все пятёрки у меня не было, и пара четвёрок в первой четверти меня ничуть не смущала. И во второй не смущала. И даже в третей не смущала. Можно только порадоваться, что мне всё-таки повезло, и все четвёрки были по разным предметам. Получив в последней четверти одни пятёрки, меня поставили перед фактом: так мол и так, тебе выписали красный диплом о среднем образовании, осталось только экзамены сдать. И всё шло хорошо: сдал я первые три экзамена. И не только в учёбе я был успешен: никогда не проигрывал драки, уже тогда мог выпить больше всех пива, всегда угощал всех лимонадом и газировкой, никогда не опаздывал, участвовал во всех олимпиадах, дружил со старшеклассниками, участвовал в ЧГК и брейнринге, был любимчиком учителей, главным задирой девчёнок... Кредит доверия был бесконечен: лишь одна учительница сумела поймать меня на лжи, но она как раз увольнялась. Завуч и директор были за меня, что очень помогало, когда разбирали последствия драк, в которых я, как правило, был зачинщиком, легко поддаваясь на провокации. Меня выбрали ответственным за дежурства, что позволило мне, по большому счёту, ничего не делать в этом вопросе, мне доверили судить новогодний КВН. Уже во втором полугодии, под разлагающим влиянием подросткового цинизма, я стал делать домашние задания за деньги. И моя деградация могла продолжаться дальше, отправив меня на уровень безбашенного подростка, умеющего разве что качать деньги из родителей и прожишающего собственные таланты, которыми его щедро наградил его богатый геном.
Этот удар был необходим. В моей жизни всё происходит ударами. Я бы никогда не смог получить все эти пятёрки, если бы не вылетел из 239. Это было настоящим потрясением. Именно оно заставило меня на подсознательном уровне искать повод для того, чтобы родители могли мной гордиться. И я это сделал. Я нашёл этот повод, создав его.
Вылет из 239 был первым подобным ударом. А второй последовал через год, когда я сдавал четвёртый экзамен. К тому времени я уже написал вступительные в 239 и уже месяц, как поступил обратно. Я уходил из школы, в которой учителя относились ко мне, как к олицетворению светлого будущего моего покления. Из школы, в которой я был лучшим. Из школы, в которой я добился очень и очень многого. Моя самоуверенность была оправдана, и могла бы вполне благостно существовать вплоть до сегодняшнего дня, причём совершенно не исключено, что это самым положительным образом повлияло бы на мою учёбу с целью самоутверждения и поддержания этой самой самоуверенности таким образом.. Многое могло бы случиться... если бы я не завалил четвёртый экзамен.
Три балла. Пятнадцатиминутная беседа, идея пересдачи через пару недель забыта по принципу "он и так сдаст, чего мы будем его гонять; видно, у мальчика просто очень неудачный день", мне дают ещё пару билетов, которые я более-менее отвечаю, и в аттестат ставится пятёрка. Сейчас мне кажется, что лучше бы уж я пришёл тогда через две недели и всё пересдал, потому что есть ощущение неполноценности этого красного аттестата. Если бы он хоть на что-то влиял, то я бы так и сделал, потому что являюсь очень совестливым человеком, но тогда мне просто хотелось побыстрее закончить эту муку, которая растянулась часа на три и уйти на летние каникулы и влияния никакого этот аттестат не оказывал. Но удар я получил страшный. После девяти месяцев хороших оценок и самого высокого положения, которое я мог иметь в той школе, я чуть не оказался на самом дне. И я надолго забыл о любви к себе, сменив вектор этого чувства, которое уже через три месяца нашло себе достойный объект.
Меня постоянно бросает из крайности в крайность. По дороге вниз я успешно проскочил состояние соответствия своему положению, даже не остановившись. Мой новый статус - такой же, как все, - меня никак не устраивал. Он вообще немногих может устроить в это сложном возрасте - почти 16 лет. И тогда я начал делать то, что у меня действительно хорошо получалось - я начал лгать. Ложь позволила изменить моё социальное положение, поднять его до конца обучения. Но чем дальше, тем меньше оставалось того унижения, которое я испытал в июне, тем более развязанным я становился. Какое-то время, в районе декабря 2005ого, нарисованный мной образ соответствовал моему поведению, что несомненно оказало сильнейшее влияние на наши с Олей отношения, на её восприятие моей личности. В это время, наверное, и родилось первое ощущение моей надёжности, потому что я мог соответствовать образу и подстроиться под желание. Что же случилось потом? Почему я не сумел удержаться в этом положении? Всё просто. Я был влюблён.
Полная неадеватность, вызванная неспособностью разделять своё внимание, привела к новому расхождению образа и поведения. Едва ли не любой мой одноклассник может про это рассказать, наверное. Как я выделывался, как понтовался и прочие мерзости. Почему так получалось? Просто отсутствие контроля. Виноват только я сам. Всю положительную энергию я старался выплёскивать на Олю, но способен на это я был только, когда мы оставались с ней вдвоём. Сказывалась моя жуткая стеснительность, сыгравшая со мной очень злую шутку.
После расставания с Олей был краткий период полного соответствия, достигнутое благодаря неспособности больше держать маску. Раздавленный и беспомощный человек вёл себя именно так, как ему и полагается, до тех пор, пока к нему не вернулись силы надеть новое лицо. Я захотел как можно дальше отдалить Олю от себя, чтобы ей было проще пережить всё, что происходило, и создал гротескное противоречие, доведя несоответствие маски и поведения едва ли не до абсурда. Испытывать ко мне негативные чувства или убеждать себя в том, что их испытываешь, стало гораздо проще. Цель была достгнута. И тогда я вернулся к той мысли, с которой был вынужден бороться на протяжении всего этого состояния собственной искажённости: мысли о том, что я хочу оставить по себе добрую память. В мае я, наконец, прекратил закатывать истерики по былой любви, и смог в полной мере сконцентрироваться на происходящем. Уже высокий уровень интеллекта позволил мне на следующий же день завершить возвращение своего поведения в нормальное русло. И всё оставшееся время образ вновь соответствовал поведению. И что самое приятное, он соответствует и сейчас. И ключевое слово здесь: Достоинство.
Это жизнь. Очередной экскурс по событиям, уже описывавшихся у меня в дневнике, но на этот раз рассматриваемых исключительно с поизиции интересующего вопроса. Вообще, изначально разговор был затеян с целью обсуждения как раз-таки не реальной жизни, а он-лайна. Потому что реал реалом, но в интернете я пока лишь делаю первые шаги к тому, чтобы вести себя достойно. Даже во флудовых темах стал поднимать серьёзные вопросы, как правило, связанные с интересующей меня темой в дневнике, о которой я параллельно пишу. Но куда более показательным является форум Алисы, где я хоть и перестал опускаться до уровня самых рьяных любителей ругани (обойдёмся без ников), но ещё и не достиг тех высот, которых хотелось бы. Я упоминал, что легко поддавался на провокации. Это, к сожалению, та вещь, которая с годами не изменилась. Буквально в последние дни начались определённые сдвиги в лучшую сторону, которые обязатльно надо будет развивать. Терпимость, вежливость, умение повернуть сарказм против обидчика "якобы наивностью", умение самому тонко и изящно провоцировать - лишь часть немалого набора инструментов, которыми надо овладеть.
Снегопад давно закончился... У меня окна выходят на улицу, и видно, что асфальт весь мокрый. Между домом и дорогой есть несколько метров, на них лежит снег. Уже не такой белый и пушистый, но всё равно снег. Хорошо выделяется круг асфальта с центром в канализационном люке - видимо, там проходит горячая вода. Иногда я немного сожалею, что мои окна выходят не во двор - там снега осталось гораздо больше...
Удивительная вещь снег. Он вызывает у меня сильнейшую аллергию, но я всегда жду его с нетерпением. И даже под музыку новых для меня стилей, совершенно, как мне кажется, не располагающих к романтике, - metalcore и melodic death metal - он навевает всё те же чудесные воспоминания. Если бы рядом со мной сейчас были бы друзья, я бы с удовольствием выпил бы с ними вина. Именно вина, потому что ситуация располагает именно к этому. А потом, плюнув на тяжёлую болезнь и аллергию, пошёл бы играть с ними в снежки. И это я. Такой, какой я есть.

@музыка: Children Of Bodom - Oops, I Did It Again; Somebody Put Something In My Drink

@настроение: Хочу не болеть и пойти гулять с друзьями

@темы: Воспоминания, Для памяти, Мысли вслух, Я

23:18 

Повод для того, чтобы быть довольным собой.

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
Попытка №3.
Может сложиться впечатление, что у меня "иссяк фонтан". Но это впечатление, основанное на моей кажущейся непродуктивности в последнее время, будет совершенно неверным. Я дважды садился писать запись, и оба раза сдавался где-то после страницы написанного. Оказывается, когда хочется спать, ничего толкового не выходит, даже если очень хочется что-то написать - я просматривал написанное, оставался совершенно неудовлетворённым и стирал всё нафиг. Просто так получилось, что я уже очень давно не спал нормально, а на этой неделе вообще в этом плане был полный кошмар. Сегодняшний десятичасовой сон существенно поспособствовал успешному воплощению моего вдохновения. Зато за это время я успел написать стихотворение и... песню. Только музыку: две партии гитар и партию бас-гитары. Очень жаль, что ничего не смыслю в барабанах. Слов на неё тоже пока нет. В черновом варианте она длится три минуты, четыре секунды, в том числе соло на 32 секунды. Почему я так подробно расписываю всё это, ведь это уже не первая моя попытка написать песню: дело в том, что мне впервые понравилось то, что я сотворил. Есть, правда, один минус - сыграть я это не в состоянии. На что похожа? Отдельными фрагментами напоминает Арию, поздних Judas Priest, партия ритм-гитары взята самая классическая для жанра heavy metal. Услышать подобное можно практически в любой песне Accept и U.D.O. Вообще-то изначально я задумывал нечто в хэви-металлическом жанре, но в песне присутствуют символичные пауэр-металлические взвизги. Короче, я могу поздравить себя с первым успехом в своих собственных глазах на композиторском поприще.
Предыдущая неделя началась у меня не слишком удачно. Если честно, я был на грани истерики. На меня обрушилась сразу гора неприятностей различной степени тяжести, из которых мне особенно запомнились две. Во-первых, я опоздал на сверхважный для меня семинар по философии, к которому был великолепно подготовлен и на котором собирался получить побольше баллов. Таким образом, я фактически могу попрощаться с возможностью получить автомат за зачёт. И ладно бы только это, так я ещё и сломал свой зонтик. Тот самый, клетчатый. Зонтик, с которым у меня связано столько воспоминаний... Наверное, стоит вспомнить самое яркое из них: как я провожал Олю после какого-то школьного мероприятия далёкой весной 2006ого года. Дело было на Горькоской, что ли. Непомню уже. Мы шли к её дому, шёл дождь. Оля рассказывала мне про... Чёрт, забыл про кого, но рядом с этим человеком, держащим зонтик, она стоялакак-то раз, когда шёл дождь, а он держал зонтик так, что вся вода стекала прямо на неё. А я шёл, счастливый и радостный, полностью отвлёкся на то, что Оля мне рассказывала, и на неё саму, и не заметил, что зонтик уже давно сменил положение и вода снего капает прямо на Олю, именно так, как она только что рассказывала. Да, нехорошо получилось. Но забавно.
Расстроился я из-за поломки любимого зонтика жутко. Взял нож-пилу, бумагу, клей "Момент", пошуровал полчаса и поичинил, хотя мне все говорили, что это конец. Довольный я проходил с ним ещё дня три, после чего обнаружилась ещё одна поломка. Вот её починить я уже был не в силах. Что, собствено произошло, из-за чего зонтик сломался: я прищемил его дверью маршрутки. Причём, с размаху, услышав лишь жалобный хруст. Зонтик разошёлся на две части, но в таком месте, где это действительно можно починить, чтоя и сделал. А вторая поломка вявила то, что на самом деле он раскололся не на две, а на три части. Обнаружил я это, когда понял, что третья часть просто отвалилась, что на месте её нет. Но даже это, наверное, не заставило бы меня заменить столь памятный мне зонтик на новый. Но в этот четверг или пятницу я лишился ещё одной вещи, несущей в себе Память.
Это не так просто объяснить. Для некотрых людей просто не существует таких вещей, но я очень привязан к ним. Саша Мелуа, когда я ему это рассказывал, назвал меня романтиком. Что ж, возможно дело в этом. Так или иначе, моё состояние, когда я потерял свою перчатку, можно было бы постараться передать как "очень подавленное", хотя это, конечно, не отражает всей моей грусти. Ещё одна маленькая история - воспоминание, связанное с этими перчатками. На семнадцатилетие моя тётя подарила мне пару хороших кожаных перчаток. Увы, прожили они у меня не слишком долго - недели через две я шёл на курсы в ФинЭке и по дороге заскочил в магазин. Перчатки засунул в один карман, чтобы достать деньги. Перчаткам там было явно тесно, потому что они торчали. Когда я вышел из магазина, пройдя метров пятьдесят, я обнаружил, что перчатка у меня только одна - правая. Я всё обыскал поблизости, зашёл в магазин, но левую перчатку так и не нашёл. Я уже подумывал о том, чтобы купить новые перчатки, как со мной приключилось интересное совпадение. Я провожал Олю домой, и, поднявшись вместе с ней на её этаж, обнаружил на подоконнике окна на лестничном пролёте чёрную кожаную перчатку. Мятую, в пыли, но тем не менее достаточно похожую на мою. Сначала я её не взял, потому что в Олиных глазах это бы выглядело не очень, но на обратном пути я захватил её с собой. Если приглядеться, то перчатки, кроме цвета и материала не имели ничего общего, но кто будет приглядываться к перчаткам?! Так я и отходил в них чуть больше года (минус лето) в разных перчатках. До тех самых пор, пока не оставил ту самую левую перчатку в 129ой маршрутке продолжать её интересный путь. Может, кто-нибудь её подберёт в пару к лишней правой.
Лишившись всех вещеё, связывающих меня прошлым, ко мне пришло состояние опредлённой решительности. Несколько часов назад я пошёл и купил себе новые чёрные кожаные перчатки и новый чёрный зонт. Да, теперь и зонтик у меня будет чёрным, все давно подкалывали. Хотя дело не в этом - уж очень он мне понравился.
Вот думаю, что бы сотворить на Хэллоуин. От меня и так порой шарахаются в Универе, но хочется чего-то особенного. Краской-однодневкой пользоваться не хочу - на плаще останется. А вот бледное лицо мама обещала. Тут ещё история произошла: ребята нашли в каком-то кабинете косу из швабры и картона. Естественно, после коротких раздумий коса была передана мне, как самому готичному. А теперь представьте, как я во всём чёрном, с уставшим и бледным от недосыпания лицом, с развевающимся за спиной чёрным плащом и чёрной косой в руке. Всё-таки, гламурные блондинки с трясущимися от страха коленками - это прикольно.

Я вообще собой доволен. Я очень собой доволен.
Дело здесь не только и не столько в моём творчестве, хотя это играет немаловажную роль. Просто я стал тем, кем хотел. На эту мысль меня навёл Перец. Ему понравилась одна моя одногруппница, вышел он на неё через мой профиль в Вконтакте, так что неудивительно, что я был упомянут в их разговоре. Оказывается, получение мной двух вышек помимо всего прочего ещё и является поводом для уважения. Мой образ осталось дополнить только шляпой. Этим я, вероятно, займусь в следующую субботу - съезжу, наконец, на Озерки и отдам её в то место, где им придают форму. А то она мятая жутко, хоть этого и не видно на фотографии. Наконец-то не только конфетка вкусная, но и обёртка интересная (я до конца жизни, наверное, буду использовать эту так понравившуюся мне аллегорию).
-Ваши комментарии в голос по любому поводу <...> да боже мой, какие мы умные...
Нету больше этих комментариев. Я вообще стал очень молчалив. Большинство из того, что я говорю, несёт в себе Смысл, Познание, Убеждённость. Да, бывает, что и настроение хорошее, много шучу, но, в основном, всё именно так. Это Величие Речи в моём понимании.
-Какой понт <...>?!
-Ты постоянно рассказываешь что-либо во всеуслышание.<...> Это ДЕШЕВЫЙ ПОНТ.

Понты сменились чувством собственного достоинства, чётким осознанием, чего я достоин и почему. Если понт есть, то это "дорогой" понт, заслуженный. То, чего я добился сам, то, чем я действительно могу гордиться. И направлен он не на то, чтобы возвеличить себя в глазах окружающих, а на то, чтобы дать им какое-то знание, которым мне хочется поделиться. Именно поэтому в качестве предмета гордости обычно выступает моё собственное самопознание. Этот дневник - сам такой один большой "понт", и я им очень горжусь.
-Ты психуешь по любому поводу.
Пока только один раз был замечен в подобном, когда меня действительно вывели из себя. А так уже некоторые небозновательно считают, что у меня самое используемое выражение лица - каменное спокойствие и неколебимость. А вот руки в ярости действительно трясутся, причём так, что это очень хорошо заметно, но тут я действительно ничего не могу поделать.
-Мне Израиль уже снится! Может, хватит о нём?
Кстати, забыл, когда в последний раз упоминал его. Помню, Лука несколько раз говорил о нём, а я добавлял, да ещё спор один раз возник о службе в армии, когда девушка говорила, что все парни должны служить, и я предложил ей в Израиль съездить, чтобы хотя бы примерно, пусть и в несравнимо более хороших условиях, на собственной шкуре ощутить всю прелесть службе. Ещё Лука, если не ошибаюсь, спрашивал у неё, почему тогда она сама не пошла на курсы военных медсестёр.
-Ты говоришь загробным голосом<...>
Меня самого впечатляет, насколько я научился владеть своим голосом и понимать, когда какой нужно использовать. Каким голосом я разговаривал с Мариной при первой встрече - это для меня высший пилотаж и то, к чему надо стремиться. Всегда так у меня не получается, для этого нужен ежесекундный самоконтроль. Но и так я говорю уже не тем голосом, что год назад. У меня никогда не бывает срывов голоса, всегда один тембр. Нет больше того голоса, который возникает, когда идут фразы типа: "А знаешь...?". Если я изменяю свой голос, то это делается под строгим контролем, а не спонтанно и без управления, как раньше.
-Постоянное "Ты уделяешь мне совсем мало времени..."
Неприятно, конечно, когда те, с кем есть желание поговорить, общаются не с тобой, но способности находить друзей в любой сфере и вдохновение, спасающее меня от одиночества, доводят неприятные ощущения до нули, т.е. попросту стирают их. И теперь количество уделяемого времени волнует, только если у меня что-то дествительно срочное и важное. И что также примечательно, в такой ситуации я больше не начинаю дёргаться, как раньше. Как было: мне что-то нужно, сразу встаю, смотрю во все стороны, вкрикиваю, подбегаю и т.д. Сейчас я ещё подумаю действительно ли мне это нужно, а потом просто подойду к человеку не спеша и поговорю с ним, причём не так, чтобы всему потоку было слышно, а на самой обычной громкости, также, как и всегда говорю.
-Ты ведешь себя как последнее хамло
Пока только у одного человека был повод упрекнуть меня в хамстве, но судя по реакции тех людей, чьё одобрение я могу считать показателем своей правоты в глазах общества, я поступил верно.
-Свистеть вслед девушке в короткой юбке
Немногие ведут себя с девушками обходительнее, чем я сейчас. Не скрою, что засматриваюсь порой на стройные ножки или красивую грудь, это вполне естественно, но не делаю из этого показухи. Я вообще ни из чего больше не делаю показухи. Никогда. И вся моя одежда, весь мой стиль направлен только на одну цель: сочетания удобства, долговечности, оптимальной температуры и, конечно, того, чтобы самому себе нравилось, причём последний фактор всё-таки играет самую важную роль.
-хотелось сказать "Парень, меня от тебя тошнит"
Вспоминаю самую отвратительную для меня строчку Макаревича: "Не стоит прогибаться под изменчивый мир - однажды он прогнётся под нас". Нет. Не прогнётся. Пока мы не начнём сами его прогибать, можно прождать хоть всю жизнь, и немногих настигнет удача в этом "прогибании мира". И начинать, естественно, нужно с себя, а затем с ближайшего окружения. Ну, занимаюсь я этим достаточно давно, вроде как писал об этом. Вероятно, это стало результатом обсуждения вопросов мата на различных форумах: я почувствовал, что мне дико неприятно любое необоснованно плохое слово в мой адрес. Не в малой степени, я думаю, этому поспособствовал Перец. Теперь я не терплю такого, и если кто-то в весёлом запале ругнёт меня в шутку, он, в случае если это человек, с котором я общаюсь, как это получилось с Лукой, получит предложение больше никогда так мне не говорить, сделанное так, что будет понятно, что я вполне серьёзен, или, во всех остальных случаях моё общение с человеком может закончиться сразу же. А такая фраза, как приведённая, завершит моё общение с человеком по крайней мере на какое-то время, независимо от моего отношения к нему, даже если сказано это в запале или при неудачно сложившихся обстоятельствах (не выспался, голодный и т.д.). Это всё не потому, что я обидчивый или ещё чего. Я может и обижаюсь время от времени, но забываю обиды очень быстро. Мне, во-первых, не нравится такое обращение и я не хочу, чтобы люди думали, что могут так со мной разговаривать, и во-вторых, я просто не хочу общаться с людьми, которые позволяют себе такое общение.
-Если человек тебе не очень нравится, ты относишься к нему без банального уважения и не выполнишь его просьбу, даже если тебе не сложно.
Что мне нравится в той жизни, которую я создал, так это то, что люди, которые мне не очень нравятся, не общаются со мной вообще. Мне даже добиваться обычно этого не надо, всё как-то само собой происходит: одежда отталкивает, молчаливость, длинные волосы и т.д. Таким не вполне обычным образом я решил означенную проблему. Но не это главное. Почти в каждом человеке я научился видеть что-то хорошее. Как было в девятом классе: люди на улице казались мне серой толпой, погрязшей в бытовухе. Как сейчас: люди на улице - собрание индивидуальностей, каждый со своей исключительной историей, со своими интересами, чувствами, особенностями, пусть и спрятанные за стремлением к разрешению бытовых проблем. Ведь даже это стремление у каждого проявляется по-своему. Среди них есть действительно плохие люди, но уже этим они могут быть мне интересны.
Слова, написанные курсивом взяты из комментариев к закрытой записи от 18.01.07, 16:22. Последние - Анёк=). Все остальные - Ardeo.
Стихотворение, о котором я говорил в самом начале (просьба прочитать название только после прочтения стихотворения):

Руки трясутся, и нож выпадает,
Я поднимаю его вновь и вновь.
Все чувства до дрожи меня возбуждают:
Холод металла, кипящая кровь.
Острое лезвие входит мне в сердце,
Путь отыскав у меня на груди.
Чёткость движений. Казнь иноверца.
Открываю дорогу. Я буду идти.
Вырываю в агонии бьющийся орган
На съеденье у храма орущей толпе.
Наконец-то, свершилось. От жизни оторван,
Никогда не внимавший сознанья мольбе.
Жрец и раб в одном теле – моей жизни драма,
Но хоть в смерти своей я достиг мастерства:
С алтаря на вершине кровавого храма
По ступеням слетает моя голова.
25.10.2007, 1:00
г. Санкт-Петербург

И ещё одна фотография, на которую мне приятно посмотреть. Я и Ксюша. Самое начало июля - второе число, если не ошибаюсь. Мы на палубе вуоксовского "Титаника", поза всем известная, и фильм, думаю, указывать не надо.

@музыка: Sonata Arctica - Broken

@настроение: Вполне устраивает

@темы: Воспоминания, Для памяти, Люди, Я, Стихи

Экспериментальная Лаборатория Самоанализа

главная