• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
23:14 

Краткое рассуждение о книге "Афоризмы житейской мудрости" Артура Шопенгауэра

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
Пока я читал эту книгу, у меня у самого масса "афоризмов" родилась. Например, "Я понял, почему Ницше такой баран - он считал своим учителем человека, который писал о счастье, которого никогда не испытывал!" Вот уж действительно, рыбак рыбака видит издалека. Как только прошла первая треть девятнадцатого века и гегели с кантами приказали долго жить, немецкая классическая философия успешно накрылась медным тазом, а рядом стоял шестикрылый архангел современного цинизма Артур Шопенгауэр и стучал по этому тазу молотком.
Я многим оказался недоволен. У меня остались вопросы. Но несмотря на это, книга великолепна. Впервые я обнаружил изложенные в научной философской форме многие собственные мысли о жизни в целом, а не об интроспекции и психоанализе.
Поначалу читать было скучно, и я особенно не торопился. Весь интерес начался уже в начале четвёртой главы "О том, что представляет собой человек". Воистину, Шопенгауэр - настоящий основоположник нигилизма 19-20 веков. Этот человек смело заявляет о том, каким злом является подверженность общественному мнению и устоям. Чёрные буквы на белом фоне ясно и недвусмысленно доносили мысль автора. Воистину, в нас самостоятельности лишь ничтожный процент - все наши действия предсказуемы в силу того, что они заранее определены, их можно предугадать, основываясь на общественных правилах морали и этики. Но особенно меня порадовал абзац, который я не могу не процитировать: "Часто порицают, бранят гордость, но я думаю, что нападают на неё главным образом те, кто не имеет ничего, чем мог бы гордиться. При бесстыдстве и глупой наглости большинства, всякому, обладающему какими-либо внутренними достоинствами, следует открыто высказывать их, чтобы не дать о них забыть; кто в простоте душевной не сознаёт их и обращается с людьми, как с равными себе, того люди искренне сочтут за ровню. Особенно я посоветовал бы этот образ действий тем, кто обладает высшими - реальными, чисто личными достоинствами, о которых нельзя постоянно напоминать путём воздействия на внешние чувства, путём, например, орденов и титула; в противном случае может осуществиться латинская поговорка о свинье, поучавшей Минерву. "Не шути с рабом, не то он покажет тебе зад" - гласит прекрасная арабская пословица; не следует забывать и слов Горация: "Выказывай благородство, соответствующее заслугам". Скромность - это прекрасное подспорье для болванов; она заставляет человека говорить про себя, что и он такой же болван, как и другие; в результате выходит, что на свете одни лишь болваны".
Чёрт возьми! До чего приятно прочесть собственные мысли, которые я никогда не стеснялся высказывать, в книге уважаемого и авторитетного человека! Никогда не забуду один случай из моего детства. Пока я был маленьким хорошим мальчиком, учителя не скупились на похвали и с завидной регулярностью говорили мне, какой я умный. И вот однажды, когда я учился в третьем классе, на уроке немецкого нам дали задание описать себя с помощью выученных прилагательных. Ну я и сказал, совершенно искренне, как это только и бывает у детей, что я умный. Тут же последовал ехидный комментарий учителя "Да, а ещё скромный". В жопу вашу скромность. Я не просто умный, я гений. Шопенгауэр предостерегает перед излишней гордостью, потому что прочие люди, не входящие в узкий круг тех, кто любит и умеет думать (любит и умеет думать, как автор), признают тебя своим врагом. Вынужден с ним согласиться, что и так делаю всю жизнь.
Противоречие, найденное мной у Шопенгаура, вызвано, очевидно, тем, что книга писалась много лет. В последней главе я раз за разом наблюдал эту неприглядную выплату дани обществу, о полном отрицании которой автор рассказывал нам в четвёртой главе. Вероятно, эта мерзкая особенность настолько уже въелась в человеческую сущность, что даже такие мастера философской мысли, как Артур Шопенгауэр, её порой не замечают.
Выше я назвал Шопенгауэра основоположником нигилизма, но самого его это обстоятельство нигилистом не делает. Отрицая общепринятые нормы, Шопенгауэр предлагает свои варианты замены. В частности, я был восхищён его решением проблемы дуэлей, когда в наказание за дуэль шла не ссылка, не смертная казнь, а публичное изиений палкой от нижестоящего офицера.
Чем дальше я заходил в книгу, тем больше моему восторгу сопутствовало огорчение. Ах, до чего жаль, что написано это в 19 веке, а не через сто лет! Этому бы человеку, да знания о фрейдизме! А так я раз за разом сталкивался с тем, что то, что написано, просто-напросто устарело. Недооценка сексуальной жизни человека, понятие аристократической чести - атрибуты 19 века, но в 21ом они могут быть актуальны только в каких-то очень узких кругах.
Возвращаясь к тому, с чего я начал, не могу не сказать, что сама позиция Шопенгауэра о том, что мы живём в худшем из мров, мне совершенно чужда. Я согласен с ним во многих второстепенных идеях, но в главном - в том, как он видит счастье, я не согласен категорически. Шопенгауэра не зря называют "философом пессимизма", я же всегда представляю собой наисветлейший оптимизм. Этот человек никогда не был влюблён, так что же он может знать о счастье? Он говорит о деньгах, как об источнике счастья, но забывает о человеческой жадности. Утверждение о том, что с деньгами можно позволить себе любое начинание зиждется на абсолютно недоказанном утверждении, будто бы эти самые начинания будут иметь место. Моё мнение такого, что лишь люди самого высокого интеллекта и творческих способностей могут противостоять власти денег, и то - это не тот случай, где стоит рисковать, потому что на кон поставлено счастье всей жизни. Я вот не стал, и в своих собственных "афоризмах", в аналогичной пятой главе "Поучения и правила" никому бы не посоветовал. Артур Шопенгауэр никогда не знал вещей, которые не купишь за деньги, поэтому я не удивляюсь его заблуждениям, а отношусь к ним с горечью.
Бездуховность Шопенгауэра подкупает, как раньше подкупала более радикальная бездуховность Ницше. В своём пессимизме Шопенгауэр пришёл к гедонизму. Казалось бы, зачем я с ним спорю, если и сам гедонист, но тут есть тонкость. Гедонизм Шопенгауэра носит эпикурейский характер, т.е. счастье для него - это отсутствие несчастий. Я считаю это подходом троечника, которому достаточно просто удержаться на плаву. Но мне этого недостаточно - мне подавай вершину гедонической лестницы! Предотвращение неприятностей не должно быть счастьем, но является обязательной его составляющей, первой ступенькой в пирамиде. Стоит выпустить это из виду, и неважно, сколько настроено сверху - любое нарушение фундамента обрушит всю постройку, а не только сам фундамент. Причиной, по которой Шопенгауэр себя так безумно ограничил, может быть всё то же неведение счастья. Самонадеянно предположу, что мне известно то, что Шопенгауэр никогда не знал, - любовь. Однажды познав её, никогда уже не откажешься, любой психофизиолог со всеми сочными подробностями опишет наркотическое воздействие этого чудесного состояния.
Подводя итог этому краткому описанию моего мнения к прочитанному, скажу, что книга в любом случае восхитительна, а автор - гениален. Это совершенно новый подход в мировой философии, открывший дорогу новым направлениям и в частности, нигилизму. Пойдя против общеприянтых моральных и философских стандартов, Шопенгауэр предвосхитил нонконформизм двадцатого века, и я вновь сожалею о том, что этот гениальный мыслитель не осчастливил нас своим существованием на век позже. Но с другой стороны - он и так оказался очень даже к месту. Спасибо.

@музыка: Prince

@темы: Книги, Философия

04:52 

На западном фронте перемены

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
Поздними зимними вечерами, когда тёмная ночь освещается огоньками окон и фонарей, я возвращаюсь домой из университета. Вот все говорят "белые ночи, белые ночи"... А я их не люблю, да и никакие они не белые - серые, грязные, и только за городом в июне можно увидеть это серо-голубое питерское летнее небо. Но это редкость, и поэтому я предпочитаю не белые, а чёрные ночи. Особенно хороши они в августе, когда безоблачное небо усыпано звёздами так, что хоть атлас по астрономии рисуй. Если собаки среди ночи просятся во двор, то проходя под аркой, видишь, как выплывает Орион из дома слева. Где-то часа в два он оттуда выходит. Зимой этого нет, но в этом тоже есть свой интерес: спрятавшиеся за снежными облаками Луна и звёзды делают ночь ещё темнее.
На улице адский холод и мало кто отваживается выходить и даже выезжать на улицу в столь поздний час без острой необходимости. А я вот почти каждый день хожу. Особенно здорово на перекрёстке моей улицы с Греческим проспектом: машин нет, прохожих нет, на углу дом в лесах, слева огороженный синим строительным забором сад - настоящее постапокалиптическое впечатление. Такая красота, что забываешь обо всём. И звук, мой любимый звук - скрип снега под ногами. О, как я люблю этот звук, я бы упивался им наравне с ре-минорным трезвучием, так я его люблю! А мои новые ботинки ещё, по всей видимости, такой удачный узор имеют, что под ними скрип особенно сильный - так вот мне повезло.
В такую ночь хочется возвращаться с любимой из кинотеатра, закутавшись в шарфы до носа, прижавшись бочком друг к другу и сцепившись руками. Но я не думаю об этом, когда иду, если только мне не попадается такая пара - тогда на меня накатывает грусть, но ненадолго - слишком уж упоителен этот звук снега в морозную ночь. Ничего постороннего - так холодно, что случайные прохожие стараются поменьше болтать, даже если идут большой компанией. А я просто иду домой, где меня ждёт мой котёнок.
Это не в переносном смысле. Марсик умер, и мне было безумно тоскливо. Я не могу без кота, я всю жизнь с ними живу. Поэтому 30ого января я взял себе рыжего британского котика Тиму. Сейчас этому очаровашке уже 67 дней. Он очень быстро растёт, просто невероятно быстро: если поначалу он помещался мне на ладонь, то сейчас эта тушка занимает уже всю кисть. Тима охотник, шалун, обаятельный и нахальный котище. Собак не боится, а лезет с ними играть, хотя поначалу шипел и рычал на них. Ничего, приучили за два дня. Теперь мы лопаем корм, лакаем воду и молоко, постоянно носимся по квартире и играем и иногда спим. К сожалению, Тима спит не в то время, когда сплю я, зато на моей кровати. А это означает, что когда я ложусь спать, я его бужу. А что нужно выспавшемуся котёнку? Правильно, играть. Именно то, что я не хочу делать, когда ложусь спать, но пока Тима хотя бы 10 минут не погоняется за рукой, прячущейся под простынёй, угомонить его не получится. Мне кровать коротка немного, ступни свешиваются. Так этот тип, чтобы с ним поиграли, может начать лизать большой палец. Тут уж подскакиваешь и хочешь - не хочешь, а играешь с ним, чтобы не повторял это безобразие. А ещё Тима любит кусаться. Но эту проблему я решил. Щелбаны не помогали категорически, и тогда я просто начал кусать его в ответ всякий раз. Через два дня кусания прекратились, хотя всех остальных кусает по-прежнему.
Я жаловался на статичность жизни в этой квартире, но вот уже 30 дней, как всё переменилось. Абсолютно всё, и теперь ничего не статично, всё в постоянном движении. Дело здесь не в коте. Я не хочу пока рассказывать и разбираться во всём этом бардаке, потому что ситуация меняется чуть ли не каждый день. Вот когда все определятся и всё станет ясно, я и распишу. И ситуацию, и что я об этом думаю. В качестве тизера могу сказать, что года через полтора у меня будет братик или сестричка.
У меня появился новый фактор, влияющий намою жизнь и мои размышления. Это классическая литература. Я многие годы читал исключительно фэнтези, в прошлом году стал читать филсоофскую и психологическую литературу, а теперь вот взялся за классику. Ремарк, Гессе, Голдинг, Булгаков, Хемингуэй, Симонов, Довлатов, Улицкая, Коэльо, Оруэлл, Шлинк, Ричард Бах, Борхес, Стоппард, Камю, Эдгар По, Зюскинд - это ещё далеко не все. В школе мне никогда не нравилось читать классическую литературу, а сейчас я получаю огромное удовольствие. Может, дело в том, что свои книги я теперь выбираю сам? Вот я ненавижу Достоевского, а в школе его разбирали, разбирали, разбирали. Пушкин как романист не несёт в себе никаких по-настоящему глубоких идей, но сколько времени потрачено на него, а такие книги как "На западном фронте без перемен" иди "Голубка" в лучшем случае удостаиваются одного урока, и то далеко не всегда.
Я читаю, читаю, читаю. Дома, в транспорте, в перерыве между парами. Эти книги дают мне новый взгляд на мир. Я раньше только слышал о таком, но оказалось, что умные книги могут не только учить, как Фрейд, но и поучать. Это разные, принципиально разные понятия. Я стал ещё больше думать, но пословица "многие знания - многие печали" стала относиться ко мне в меньшей степени. Я не испытываю тоску по Оле - мне просто грустно, что я одинок. Почему-то это пришло после Ремарка. Я не вижу связи, но это так. Может, это его пронзительность, убийственность, с которой он пишет, заставила меня ощутить если не свободу от пут, то ослабление натяга. Никогда не читал ничего подобного. Мой прежний опыт чтения классики не имеет ничего общего с Ремарком. После него Маркес показался мне мёртвым, Зюскинд - поверхностным, Мураками - занудным, хотя меня всегда восхищали их книги. Но Ремарк... Тут, возможно, дело ещё и в том, что читая Ремарка, я узнал свой стиль. Моя манера письменной речи в чём-то похожа на манеру Ремарка, поэтому мне было так легко и интересно читать его. И пусть его персонажи не имеют со мной ничего общего, но их проблемами по-настоящему проникаешься, они сильнее, чем мои проблемы, они мотивируют меня, придают уверенности в себе, ненавязчиво учат получать от жизни удовольствие. Это первые книги в жанре реализма, которые я прочитал. Это мой жанр.
Колесо моей жизни сорвалось с опоры и, наконец, завертелось вновь. Становится интересно.

@музыка: Iggy Pop - High on you

@настроение: Тимка мурчит даже во сне=0)

@темы: Я, Книги, Город

Экспериментальная Лаборатория Самоанализа

главная