Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Наблюдения (список заголовков)
03:30 

Начали за упокой, кончили за здравие.

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
Мне всегда хотелось создать образ скрытного, молчаливого человека, а на деле выходил страшный болтун. Взять хотя бы этот дневник. Когда мне доверяли какой-нибудь секрет, я никогда его не рассказывал никому. Но зато все знали, что я знаю какой-то секрет. Ну, например, все парни в классе знали, что я знаю, кто нравится Ане, но никто из них не знал, кто именно ей нравится. Эта фишка проявилась в самый первый день учёбы в десятом классе, хотя, разумеется, была и раньше. Мы возвращались из 239 к Чернышевской. Там были я, Рома, Аня, Ксюша, две Наташи, Оля... И я рассказывал про теорию Джона Нормана. Что это было? Это было желание выглядеть лучше других.
Это очень хорошее желание, по-моему, потому что оно подталкивает к тому, чтобы не только выглядеть, но и стать лучше других. И я, чёрт меня дери, стал. В смысле, стал достойнее самого себя, своего образа.
Иногда я очень чётко ощущаю, что со своей болтовнёй хожу по лезвию бритвы. Шаг влево - Маша прочтёт дневник и явно не обрадуется, хотя я ей и так всё написанное здесь пересказываю, но это происходит совсем в другой обстановке. Шаг вправо - ляпну что-нибудь, что нельзя ляпнуть, Оле, тоже не хочу этого. Подскользнусь - дам ответ на вопрос, на который мне отвечать нельзя. Вот и приходится осваивать навыки церебрального балета.
Он одним словом просто убил меня. Ну да, я знал, что это существует, этого просто не могло не существовать, но когда прямо говорят... Защемило сердце, очень сильно. Не я, а он. Опять двадцать пять. Ну и какие могут быть вопросы? У меня нашлись. Начинаешь спрашивать себя, а что же такое любовь на самом деле, и задумываешься, что не можешь ответить. Не понимаешь, где заканчивается психология, и начинается химия. А самое главное - где заканчивается чувство, и начинается предрассудок. Вот это меня выбивает из колеи: наши предки на протяжении миллионов лет жили иначе, а я, едва ли не молящийся на антропологию, пытаюсь отрицать то, что дано природой, но беспощадно отобрано цивилизацией.
Отчего вымерли неандертальцы? Оттого, что потеряли эгоцентризм. Физически, это были существа намного превосходящие homo sapiense. Но их психика оказалась кардинально отличающейся. Неандертальцы считали себя частью единого целого, для них не было важности отдельной личности. А наши предки, напротив, были жадными, самовлюблёнными и эгоистичными. И именно это позволило им выжить, в то время как неандертальцы сократили число видов гоминидов ещё на один.
Я задаю вопрос: почему мы стремимся обладать теми качествами, которые привели конкурентов наших предков к гибели? Зачем мы повторяем ошибки, которые уже однажды были сделаны? Отрицание своей причастности к мировому целому - залог человеческого развития. С этой точки зрения Платон с его вселенской душой выглядит особым вредителем.
Предрассудки... Не помню, писал ли я это здесь, но свободным я считаю того человека, который свободен от предрассудков. Он не упустит выгодную сделку из-за того, что поставщик - кавказец. Он оденется так, как ему нравится, не задумываясь о том, как на него посмотрят. Он послушает синтпоп или шугейз, даже если его любимая музыка - хэви-метал.Собственно, меня к этой идее привела именно свобода выбора музыки.
Я прихожу к мысли, что человечество несвободно. Мы возвели огромные стены защиты моралью, и это правильно. Это не ограничение свободы, это её возведение. В какой момент от морали отделилась мода, я не знаю. Общее их происхождение мне очевидно - оба этих понятия берут за основу "как следует делать". Но если эгоцентрическая сторона морали заключается в том, чтобы у совести не было повода грызть нас изнутри, то эгоцентрическая сторона моды отправляет нас к тем самым неандертальцем - ты такой, как все. Хотя в контакте написано, что тебе нравится выделяться, что ты особенный, но ты неандерталец. Я теперь так и буду делить - на неандертальцев и хомосапиенсов. Ты слушаешь мэйнстрим, ты одеваешься по моде, ты даже книги читаешь те, что популярны. Тебе может трижды не нравится, но ты дочитаешь до конца, сволочь доисторическая! А сверху всё это присыпано религией - историческим пережитком со времён начальных этапов формирования нашего сознания. Фома Аквинский в качестве доказательства существования бога приводил сентенцию о том, что мы все его чувствуем. Ещё бы, если не менее полумиллиона лет люди не могли объяснить, что происходит вокруг! Ещё бы это не вошло в наше сознание за десятки тысяч поколений! Бедный Ницше - он не знал, сколько поколений должно смениться для полного искоренения религиозного атавизма и созидания его сверхчеловека.
Хрен с ней, с религией, я её терпеть не могу и говорить мне о неё противно. Откуда вообще в человеке желание копаться в говне? Мы кричим: "Политика - говно!" - и лезем обсуждать продление президентских полномочий. Я кричу: "Религия - говно!" и лезу обсуждать её возможное искоренение. Зачем? Да просто врага надо знать в лицо. Даже если ты хочешь покончить с собой, тебе следует выучить университетский курс анатомии, иначе пуля пробьёт не ту часть мозга и тебе парализует спину, с крыши упадёшь "удачно" и останешься "всего лишь" без ног, отравишься ядом не в той дозе и получишь дибилизм. А уж если ты хочешь покончить не с собой,а с кем-то другим! Да тут работы непочатый край. Вот и приходится. Жаль только. что при этом воняешь.
Разозлил он меня этим словом. Понаписал от души о своём мироощущении, а ведь садился писать о себе. И ведь слово-то хорошее, доброе на самом деле. Просто оно не про меня, хотя могло бы быть. И это убивает. Маша, Маша, как ты мне сейчас нужна...
Я размышлял об этом ещё в октябре. Размышлял, почему меня так тянет к Оле. Почему я всё ещё мечтаю о ней, почему боюсь оказаться рядом с ней, почему я хочу её до головокружения, почему не могу ответить на Анин вопрос. Я двадцать месяцев говорил себе, что всё ещё люблю её. При этом всё время были разные оговорки, типа "но это не навсегда", "скоро уже закончится" и т.д. А теперь меня перестал устраивать такой ответ. Не потому что я вдруг к ней охладел, а потому что мне его стало недостаточно. А почему я всё ещё её люблю? И я нашёл лекарство. Лекарство от Оли. Я аж прослезился от счастья. Наверное, со стороны это выглядит совершенно безумно, и я согласен. Любому лекарству я бы предпочёл просто второй шанс. Но идут уже не месяцы, а годы. У неё есть он, у меня есть Маша. Она счастлива без меня. Если поначалу я ещё во что-то верил, то потом даже самому себе стал напоминать средневекового рыцаря с недостижимой прекрасной дамой.
Я пока не буду раскрывать секрет своего психотерапевтического препарата. Если я его забуду, и мне понадобится лезть вспоминать в дневник - грош ему цена. А если не забуду, то сейчас точно нет никакой нужды записывать. Вот посмотрю, как он подействует, и скажу. Но курс "лечения" будет долгим. Если всё пойдёт по плану, то результат я надеюсь получить к осеннему слёту. Но до чего же мне противно... Я такого омерзения к себе давно не испытывал. Это конфликт. Конфликт между неандертальцем и человеком разумным (или правильнее будет homo egoisticus?) внутри меня. Сознание вопит об эстэтике, о романтике, а разум орёт, что о какой, в жопу, романтике может идти речь, когда мне БОЛЬНО? Когда мне двадцать два с половиной месяца больно! Он когда-то сказал мне что-то вроде "ну надо же как-то жить дальше". Я тогда ответил ему молчанием, хотя захотелось заорать только одно: "КАК?!" Как, если ты с моей же всесторонней помощью отобрал у меня самое дорогое? Наверное, мой выбор можно поставить между ситуацией, если бы я выбирал, трахнуть ли мне пьяную подружку и тем самым изменить одновременно Маше и себе, и ситуацией, если бы я был неизлечимо болен какой-то болезнью, причинявшей мне невыносимые страдания, и решался бы на самоубийство. Вот мой нынешний выбор где-то посередине. Предам ли я свои собственные убеждения, свою веру в любовь, если поступлю так? И что будет, если я этого не сделаю? Аня столько рассказывала мне о бывшей девушке Игоря, а я сидел у компьютера с открытым окошком аськи и чувствовал такое унижение, что ни в сказке сказать... И ничего не мог поделать. Потому что между нами нет разницы, кроме той, что я не сдерживаюсь на этих страницах, а она - в жизни. Впрочем, думаю, и у той девушки есть какие-то свои страницы, в которые она записала свои чувства, свою боль, своё унижение, свою ненависть, точно так, как это делаю я. А может и нет у неё таких страниц, но свою жизнь она запомнила и без записей. Наверное, это не так уж сложно, как мне кажется, - предать самого себя. Я же сменил те идеалы, о которых поётся в песнях, которые мне так нравились и нравятся. "Боязнь потерять теплое место, сытую жизнь, перспективную работу"... Какая боязнь, о чём вы? Это выворачивающий наизнанку страх. Добиться всего! И не потерять этого. Не получился из меня анархист. Может, оно и к лучшему, но в такие моменты, как сейчас, задумываешься: "А не предал ли ты себя?" Вспоминается, как в 17 лет стоял в ванной перед зеркалом, с твёрдостью во взгляде глядя на своё прыщавое лицо, а в голове звучало: "Всегда 17, всегда война!" Я верил, что так и выйдет. Где-то в дневнике есть записи, где я прямо об этом писал. Но так не вышло. А вот у Игоря, например, получилось. Я часто думаю, что у него мозгов, как у семнадцатилетнего, но не понимаю, говорю ли я это его образу в моей голове в укор или в похвалу. Так если я уже предавал себя, то что мне стоит предать себя ещё раз? Да ничего, я достаточно беспринципный человек для этого. А вот если это не было предательством... Если это правильный путь? Я ведь вполне чётко осознаю свои желания. Я знаю, что хочу иметь любимую жену и много детей, чтобы они были счастливы. Я знаю, что для этого нужны деньги. Очень много денег, миллионы рублей, если не долларов. С милым рай и в шалаше... когда милый на "Порше". Как ни странно, именно Игорь, заставляющий меня поднимать самому себе вопрос о предательстве идеалов юности, поддерживает мою уверенность в том, что этого не произошло. В чём-то я остался анархистом, в некоторым смысле этого слова. Я называю это просто "творческий человек". Моё участие в группе поддерживает меня. Это протест. Протест обществу неандертальцев. Протест моими текстами, хотя стихотворения вроде "Тоталитаризм" совершенно мне не типичны и редки. В первую очередь это протест поведением на сцене. Это должна быть ярость, и я учусь доносить её до зрителя. Помню наш второй концерт, который я весь простоял в уголочке, как Пётр Самойлов, без единого движения. То ли дело последний - я впереди, как и Игорь, танцую под нашу музыку (только немного, потому что мой ритм ещё недостаточно хорош для того, чтобы действительно беситься на сцене, как я, надеюсь, буду делать это в будущем), ору в микрофон совершенно адским аффективным голосом с лицом, полным ненависти и удовольствия от того, что сейчас происходит. А затем улыбка. Я стою в шортах и футболке, с лицом блестящим от пота, с огромной бородищей, с басухой через всё тело и... улыбаюсь. Потому что я получаю ответ. Я его не слышу, но моё сознание успокаивается, потому что слышит оно. Как дальше жить? Вот так и жить.

@музыка: Infected Mushroom

@настроение: Я всегда безмерно счастлив, когда нахожу ответы на столь важные вопросы.

@темы: Злость, Любовь, Мысли вслух, Наблюдения, Философия, Я

03:55 

Искусство против Разума

Акустическая гитара с нуля! Дёшево, но не сердито. 4 года на рынке учителей=0)
Зима вступает в свою последнюю фазу: когда температура ниже нуля уже не опускается, а топить в моём районе начинают особенно сильно. Ходим в шортах и майках при всех открытых окнах. Ландышево-подснежниковое настроение тоже уже пришло, подталкивая меня к осыпанию комплиментами дорогих мне людей, хотя до весны ещё целых четыре недели, а каникулы (если шестидневное безделье можно назвать этим громким словом) уже закончились.
Вслед за постигшим меня "откровением" касательно Оли, подобные вспышки стали возникать всё чаще, напоминая об ушедшем в отпуск мозге и повесившемя инстинкте самосохранения. Последний на пару с жадностью был доведён до суицида идеей траты всех денег, которые должны у меня накопиться за ближайшие пару-тройку лет, на мотоцикл. Я любезно выбил табуретки из-под их дрожащих ног и отправился в интернет выбирать модель посимпатичнее.
Последние сутки оказались довольно богатыми на впечатления, особенно прошедший вечер, осчастливиший меня известиями о приезде сразу целой оравы звёзд в нашу полузабытую хэви металом страну: в мой список концертов добавились Scorpions, Kiss, Joe Satriani и Metallica, ради которых я жертвую обоими концертами Алисы, Гражданской Обороной, Арией и Эпидемией. Нашествие, вполне возможно, тоже пойдёт в печь.
Да, возвращаясь к "откровениям". Очередной подобный катарсис, возникший в пылу моей обиды на грубый тон, в котором со мной вели переписку, подсказал мне разделить друзей на две части: на тех, кто пьёт со мной вместе, и на тех, кто не пьёт - и постараться сосредоточить своё общение на второй части. Таким образом, Лука и Паша Копытов несколько выпадают из моих планов, зато с Сашей Мелуа я постараюсь общаться больше. Лука, несомненно, гениален, но с ним становится невозможно общаться. Вполне возможно, что виноват в этом я - не сумел настроиться на подходящую именно для него волну, - но в этом семестре мне помимо всего прочего надо крайне усердно работать, и поэтому я лучше пообщаюсь не с гениями, а просто с умными людьми, которые, в отличие от гениев, обладают ещё и трудолюбием. Моя задача - совместить в себе эти две характеристики.
В субботу была первая работа и первая зарплата. К сожалению, из-за моей загруженности я не могу часто встречаться с работающими учениками, но раз в неделю - тоже, в общем-то, нормально. В универе начну грузить на эту тему тех, кто высказывал желание поучиться. У меня есть несколько причин подобного рвения: во-первых, мне стали нужны деньги, потому что появились предметы, которые я хочу приобрести, но на которые не могу взять денег у родителей. Во-вторых, таким образом я повторяю слегка подзабытую теоретическую часть. В-третьих, мне просто приятно этим заниматься. В-четвёртых, это бесценный опыт преподавания. В-пятых, это общение с людьми. И так далее...
Я много думал о том, что сделал на днях. Похоже, самым важным было именно преодолеть себя и признаться, выкрикнуть то, что меня так гложет. Я ведь почти перестал думать собственно об Оле. Ну не то, чтобы перестал, но по сравнению с тем, что было ещё неделю назад, можно уверенно говорить, что мне "полегчало". Почему так? Да просто я перестал постоянно задаваться вопросом, люблю ли я Олю, дав себе ответ, временно разрешивший все мои сомнения именно так, как хотелось той части меня, которая эти вопросы генерирует. Именно этот вопрос был моей главной головной болью с декабря. Да, теперь я впустил в себя боль от того, что любимая девушка никогда не будет со мной, но эта боль хотя бы привычная. Тяжесть неопределённости и сомнения кажется мне куда более неприятной.
А может, в таком случае можно говорить, что всё-таки победил разум? Ведь я пришёл к выводу, что выбирал между так называемыми болью душевной и болью сердечной, и мой выбор пал на последнюю. Ничем иным, как происками моего уставшего мозга это быть не может. Что отсюда следует? Отсюда следует, что сгущёнки он больше не получит.
Нет, а если отбросить показную весёлость... Мне очень-очень плохо. Не всегда - я не врал про весеннее настроение, но настоящий я живёт вечерами. Это время просветления, именно в это время я особенно хорошо чувствую себя и то, что меня тревожит. И я чувствую, что мне плохо. Признание помогло облегчить дни, но ночи стали тяжелее. Из-за подобной неравномерной распределённости активности мышления начинаетя бессонница, я вновь часами лежу в кровати и размышляю обо всём том, о чём раньше успевал подумать в течение дня.
Словно вернулся на год назад... По крайней мере, ощущения похоже.
Невозможность географического бегства отправила меня в бегство музыкальное. За эту неделю я послушал не менее семи новых для себя групп самых разных жанров: от Bon Jovi до Dimmu Borgir. Одновременно с этим ищу успокоение в гитаре, посвящая ей всё больше времени. "Игра с огнём" Арии вдохновила меня на новое творчество. Да и сама песня потрясающая. Как-то вот в последнее время сумел открыть для себя не только новые имена, но и просто отдельные потрясающие песни, некоторые из которых услышал впервые, а некоторые - по различным причинам не ценил раньше. Кроме "Игры с Огнём" это, конечно, "Burn in Hell" Dimmu Borgir и "Queen of New Orlean's" Bon Jovi, первая строка припева которой ("Ou-u-u! I was dancing with the Queen of New Orlean's!";) стоит у меня статусом в контакте уже неделю с редкими перерывами. На неё вообще наткнулся случайно, когда с Данькой искали табы поинтересней. Маленьким посланием из детства стала песня, которую искал уже лет десять - Bob Seger "Old Time Rock'n'roll". Собственно, примечательность для меня этой песни заключается в том, что она звучит в одном из моих любимых сериалов - в "Альф"е. Это та, которую он поёт, используя огурец вместо микрофона, посреди разгрома и бардака.
Петербург не хочет меня оставлять - неужто боится потерять своего преданного почитателя? Напрасный страх; любовь к своему городу - нечто особенное, нерушимое. Но тот факт, что выезд 8ого марта для меня отменяется, ни разу не радует. Я пытаюсь понять, почему я хочу убежать. Ведь знаю же, что мне это не поможет. Может, дело вовсе не в беге, как я полагаю уже много месяцев? Как сказал Форрест Гамп: "Мне просто нравится бегать". Ничем иным я не могу объяснить то, что после всех неудачных экспериментов (Оля не оставляла меня ни в воднике'06, ни в Израиле, ни в Саянах, в зимноводнике даже снилась) я всё ещё горю желанием свалить, и чем дальше, тем лучше. Я люблю вид из окна электрички, будь то раскалённый асфальт платформы Бологово или гроза на 213 километре; люблю стук колёс и звон гитары, люблю попутчиков на три часа и попутчиков на двое суток; люблю, когда в вагоне нет ни одной влюблённой парочки и когда на соседней полке трахаются - список можно продолжать до бесконечности. Не люблю я только сидячку и тех, кто мешает спать в поездах.
К чему это? Я пытаюсь понять, какое место Оля занимает в моей жизни. Для чего? Чтобы понимать, сколько я отдаю от себя любимому человеку. И чем больше я углубляюсь в этот вопрос, тем больше мне становится не по себе. С каждым днём я всё чаще задумываюсь о том, что здорово испортился в романтическом плане. Вызвано ли это отсутствием "практики" и, что самое главное, вернётся ли с обретением новых чувств, я не знаю.
Я неприятно себя чувствую, когда осознаю, что использую Олю. Она - мой источник вдохновения. Когда она приносит мне боль, моя активность возрастает. Может, поэтому я так люблю её и не могу отказаться?
Это мысль. Инновационная мысль, никогда раньше не приходившая мне в голову. Слёзы умиления, подталкиваемые снегопадом за окном. Мой разум побеждается моим творческим началом. Поэтому мне становится легче, когда я пишу стихи, высказываюсь у себя в дневнике, созерцаю красоту природы, любуюсь прелестями города, готовлю, пишу музыку и играю на гитаре. Всё это - искусство! Почему же тогда я на природе всё равно вспоминаю об Оле? Примечательно, что это происходит не сразу, а как правило, ближе к концу (зимноводник - исключение, но в это время у меня просто уже назрел серьёзный кризис) поездки. Просто созерцание природы - это то искусство, в котором человек не может что-то изменить. В этом я вижу психологические причины популярности искусства фотографии - возможность повлиять на процесс созерцания природы. В силу статичности процесса он оставляет более широкий простор для размышлений, не связанных собственно с искусством, что и приводит к тяжёлым воспоминаниям в моём случае.
Так значит моё спасение - в искусстве, не требующем вдохновения? В созерцании? Не совсем. Это один из вариантов, но его надо несколько видоизменить. Для того, чтобы не возникало воспоминаний, необходима нагрузка. Оптимальный вариант - если это она одновременно смысловая и физическая. Под физической нагрузкой я понимаю не штанги с гантелями, а просто движения, но заданные с определённой степенью строгости. Взять хотя бы езду на велосипеде. Я неоднократно использовал её как попытку сбежать, хотя один раз она закончилась полным провалом, когда я просто поехал к Олиному дому далёким августом 2006ого. Езда на велосипеде не требует предельной концентрации, но вынуждает следить за дорогой. Проблемы вроде описанной выше возникают в том случае, если дорога скучна. Для того, чтобы предупредить подобное, необходимо две вещи: попутчик и сложный маршрут, желательно, разрабатываемый по ходу движения. И поменьше прямых дорог и однообразных городских пейзажей. В случае с разработкой маршрута "в режиме реального времени" можно говорить об идеальном варианте: присутствует и физическая, и интеллектуальная составляющая. Осталось добиться того, чтобы было, что созерцать. Ещё вариант, который я безумно люблю, - игра на гитаре в электричке. Во-первых, обеспечивается созерцание. Во-вторых, есть физическая составляющая - движения руками. Ну и в-третьих - смысловая нагрузка, заключающаяся в припоминании текстов, аккордов и старании копировать мелодию голоса.
Вроде бы хорошие варианты, да вот только есть у них один минус - их невозможно применять постоянно. Фактически, я ставлю себе задачу найти созерцательную активность, обладающую физической и смысловой нагрузкой, которой можно было бы заниматься долгое время и повсюду. Решения пока что не вижу.
Зато вижу другие варианты, которые уже предлагал, даже не предполагая, что на самом деле движет мной в стремлении себя загрузить. Фактически, любая интересная деятельность будет отвлекать от тяжёлых мыслей. Только что я рассуждал об искусстве. Но не только в искусстве спасение. Мне должно быть всегда интересно. И тут я, к сожалению, встаю перед проблемой, которая называется "ФинЭк". Экономика мне совершенно не интересна, я занимаюсь ей в силу необходимости. Мне интересна психология, поэтому у меня практичеки никогда не возникает грусти и тоски на ПсихФаке, чего не скажешь о ФинЭке. Здесь мне может помочь только усидчивость и усердие - на парах надо слушать и конспектировать лекцию, даже если предмет неинтересен.
Тогда возникает ещё один вопрос: а не ограничат ли подобные действия мой мыслительный процесс? А ответ уже был дан - меня ждут долгие часы размышлений перед тем, как я засну. Мыслительный процесс просто переносится во времени, уничтожить его сложно, а получение новых знаний наоборот - способствует развитию мыслительной деятельности.
Ну и обратная сторона вопроса, которая была мною успешно реализована - передача полученных знаний, педагогические процессы. Если преподавание интересно, оно отвлекает от проблем напрочь. Да, как уже было сказано, любое интересное дело отвлекает, но преподавание - это то, чем я действительно могу себя загрузить.
Вот такие дела получаются. Ощущение, что в процессе построения логической цепочки сказал далеко не всё, так что ещё обязательно вернусь к этой записи в поисках оборванных звеньев. Тем более, что вторник у меня на этой неделе выходной.
А снег, видимо, ещё долго будет вызывать у меня грусть...

@музыка: Dimmu Borgir - Burn in Hell

@настроение: Вставать через три часа - соответственно и настроение...

@темы: Грустное, Музыка, Мысли вслух, Наблюдения, Я

Экспериментальная Лаборатория Самоанализа

главная